Архив 9 августа 2013

Встречи с населением

kettle в комментариях умиляется проводимым Навальным “встречам с избирателями”. Берусь утверждать, что это – очень красивые акции для “обинтернеченных” поклонников известного блоггера, и одновременно – полностью бесперспективное начинание по части “реального” политического пиара.

Прикинем на пальцах, сколько человек можно сагитировать подобным образом. Пусть Навальный настолько крут, что способен проводить по 3 встречи в день (это много), без выходных и праздников на протяжении месяца. Для ровного счета будем считать, что проведет он их аж 100 штук. Пусть на каждую встречу приходит по 200 человек (это тоже весьма немало). И для полноты картины – пусть Навальный настолько зажигателен, что все эти 200 человек придут голосовать за него, а заодно сагитируют еще троих каждый. Перемножаем:

100*200*4 = 80 000

Итого, месяц работы кандидата в режиме “клоуна перед населением” может принести максимум 80 000 голосов на выборах. В Москве зарегистрировано, если я не ошибаюсь, что-то около 8 миллионов избирателей – то есть то, что делает Навальный, способно принести ему голоса лишь 1% зарегистрированных избирателей. Даже если принять явку на выборах за 25% (это мало, реально мало) – то это 4% голосов. О каком “доносит программу до каждого жителя города” идет речь?

Не все так плохо, кажется вам? Ведь эти встречи ничего не стоят, а приносят пусть даже и 4% голосов – лучше, чем 4 драных валенка? Но они стоят очень дорого в “ресурсе” самого Навального. Выступать перед какой-бы то ни было аудиторией по три раза в день – очень и очень сложно. А ведь не вся эта аудитория пойдет голосовать, и не все пришедшие проголосуют именно за Навального. Навальный у нас один, это вам не Юра Шатунов – так что из одного “навально-месяца”, имеющегося у него в распоряжении, немалая часть тратится на почти бесперспективное для выборов дело.

Кстати, добавлю – многие из приходящих на встречи – уже состоявшиеся “избиратели Навального”, и немалую часть из этих 4% Навальный получил без всяких встреч.

Для чего же тогда все это затеяно? Если отбросить конспирологию, что Навальный – “кандидат-спутник” Собянина, и заинтересован лишь в имитации борьбы – то можно предположить, что так Навальный работает исключительно на интернет-публику, поддерживающую его. Логика простая – Навального поддерживают живые люди, давайте пойдем на выборы и еще чуть-чуть поможем ему – авось чего ему и выгорит. Вообще, судя по предвыборным агиткам в Интернете, именно на такую мобилизацию своих “хомячков” и работает кандидат Навальный. Сколько голосов это ему принесет – вопрос пока открытый.

Про память

В этом году, когда я дежурил в аудитории на ДВИ по математике в МГУ, удалось просмотреть список присутствующих в аудитории абитуриентов, где, помимо прочего, были указаны годы рождения. С некоторым удивлением (просто я об этом вопросе не задумывался) обнаружил, что поступающие – в основном 1995-1996 года рождения. Но еще больше удивился я, когда задумался над тем, что эти уже вполне себе взрослые люди видели в жизни, на каком фоне формировалось их мировоззрение.

Для некоторого контраста – попробую описать те “общественно-политические” события, свидетелем которых я стал непосредственно. Помню себя я где-то с трех-четырехлетнего возраста (это где-то 1991-1992 год), естественно, это какие-то отрывочные воспоминания, но… Как мне кажется, очень важно то, как эти детские воспоминания потом накладываются на знания о происходивших событиях.

Например, из 1991 года – когда родился [info]vanchez – я помню очереди и полупустые прилавки в магазинах. Я специально не говорю “пустые” – потому что они были забиты сухой смесью для кексов в бело-розовых пакетиках. Осенью того же года – я помню прогулки с бабушкой, она была очень напугана “снайперами на крышах”, которые мерещелись ей во вполне мирном московском районе Раменки. Из 1992 года могу вспомнить то, как собирал колорадского жука на поле в районе станции Кузьминка (это Октябрьская железная дорога, недалеко от Твери) – бывшее колхозное поле “сдавали в аренду” всем желающим “под картошку”, в выращивании которой мы и участвовали всей семьей. Немного отразились в памяти и события лета 1993 года (в записи по ссылке я немного приврал, но не приврешь – красиво не расскажешь).

Вот где-то года с 1995 разнообразные политические события я помню более отчетливо. Помню президентские выборы – точнее, ролики по телевизору, где, скажем, окна высоток на Новом Арбате образовывали надпись “3 июля”, и общее эмоциональное напряжение – например, когда в первом ночном выпуске новостей объявляли предварительные результаты второго тура выборов. Кстати, слова “аортокоронарное шунтирование” я тоже отчетливо помню, как и Ельцина в телевизоре.

Вообще, про “пьяного зомби” могу вспомнить еще один эпизод. Классе в третьем-четвертом в учебнике по русскому языку был отрывок из “Повести о настоящем человеке”. Учительница спросила у класса – кого можно считать “настоящим человеком”? Один мальчик ответил – “Президента,” на что учительница отозвалась как-то наподобие “Вот я так не считаю”. Когда я читаю сейчас про “уникальные” выборы, на которых рейтинг Ельцина раздули из околонулевого до 50%, а затем он так же быстро схлопнулся обратно – то вспоминается этот эпизод. Кстати, мальчик-ельцинист теперь пошел в Свидетели Иеговы, да и вообще казался всегда несколько странным.

Можно написать и про “ножки Буша” (кстати, мне до сих пор нравятся запеченные в духовке куриные ножки, но вот как-то того вкуса из детства не получается – видимо, американских мороженых бройлеров накачивали какой-то совершенно адской дрянью), и про всеобщее внимание к курсу доллара, и про считавшуюся приличной зарплату отца одноклассника в “сто долларов”, и про странный день, когда по всем телеканалам одновременно показывали “Убит Влад Листьев” – но это какие-то отрывочные воспоминания.

Кризис 1998 года для нашей семьи оказался чуть менее заметен – отец работал в иностранной фирме, где зарплату выплачивали натуральными долларами, и трехкратный скачок курса оказался наоборот, “положительным” явлением. Из своего рода курьезов – купленные как раз на “трехкратно скакнувшие” доллары модель корабля King George V в масштабе 1:350 фирмы Tamiya (по тем временам – дорогущая, любители “клеить танчики” пробавлялись тогда “Звездой”) и лицензионная коробка с компьютерной игрой “Dragon Lore II” аж на трех дисках (кстати, я ее так и не прошел).

Закончить воспоминания “о 90-х” я бы хотел на видеообращении Ельцина “Я устал, я ухожу”. Из 2000-х, думаю, стоит вспомнить 11 сентября 2001 и преследования “олигархов”, закончившиеся посадкой Ходорковского. Впрочем, к этому моменту я прочитал “Сломанный меч Империи” Максима Калашникова и успел возненавидеть “жидов и олигархов”. Думаю, можно рассказать и о том, что в 8 классе 20 апреля – день рождения Гитлера – было объявлено “выходным”. Взрослые боялись каких-то “скинхедов”, а одноклассники, наоборот, собирались “куда-нибудь сходить”.

Думаю, что многое из того, что повлияло на формирование моих взглядов, из этой записи стало понятно. Мне кажется, что человек, в 1991 году стоявший в очередях за хлебом, а в 1992 растивший картошку в районе станции Кузьминка, просто не может хоть как-то положительно относиться к “гайдарочубайсам”. И заметьте – я еще минимально “укушен девяностыми“, по выражению dsa! Кто застал это все в более разумном возрасте, думаю, имеют еще меньше оснований любить гайдарочубайсов в частности и либеральные идеи вообще.

А вот поколение 1996 года рождения – оно в принципе не видело ничего сравнимого с началом-серединой 90-х, а прожило всю свою сознательную жизнь в условиях определенной, и можно даже сказать, гарантированной стабильности. Каких-то значимых событий, способных именно повлиять на политические взгляды, они не видели – разве что взрывы домов в Москве в 1999 году, “11 сентября” и посадку Ходорковского в 2003 – но они практически “неощутимы” в обычной жизни, которая и запоминается. В результате чего сформировалось это поколение?

Если честно, то мне довольно страшными представляются мысли о том, что о, допустим, либеральных реформах начала 90-х сейчас говорят, как о чем-то неизбежном и в конечном счете безусловно положительном. Ужасает формулировка “Ельцин/Гайдар спас страну от гражданской войны”. “Антигерои” в моем понимании сейчас в “официальной” историографии представляются наоборот, положительными персонажами, а кое-кто из манипуляторов даже рассказывает, как все было зашибись в 90-х. Догадываетесь, на кого это расчитано? Да ровно на тех, кого я видел поступающими в МГУ. Для них же – и школьный курс “обществознания“, для них же – и вузовская “экономика” с “социологией”. Противоречий либеральных мантр с жизнью они не увидят.

Не хочу, конечно, задавать старперский вопрос – что же из них вырастет? – да и ответ мы увидим совсем скоро. Так что просто приглашаю поделиться своими воспоминаниями – которые вы считаете по каким-то причинам важными для того, чтобы сложились ваши взгляды.