Тег ‘навек родная писсят седьмая’

Ко Дню Знаний

Раз уж история про Меерсона и “навек родную Пятьдесят Седьмую”, что называется, “пошла в народ” – вплоть до сюжета “Вестей” – соберу здесь имеющие отношение к теме ссылки. Началось все с фейсбучного поста Екатерины Кронгауз: “Больше 16 лет мы знали, что учитель истории крутит романы с ученицами”:

https://www.facebook.com/ekaterina.kronhaus/posts/10153990961688095

Историю пересказал “Лайф” под заголовком “Как люди с хорошими лицами педофила защищали”:

https://life.ru/t/%D0%BC%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F/897210/kak_liudi_s_khoroshimi_litsami_piedofila_zashchishchali

По принципу “всякое лыко в строку” там раскопали и рассказанную в рамках известного флешмоба историю Надежды Плунгян – “искусствоведа, куратора и феминистки” (с) про “любовь” к ней студента-математика и совершенно нелепый комментарий школьного “психолога”:

https://www.facebook.com/nadiaplu/posts/1090756817637361

Надежда почувствовала свои “пять минут славы” и написала еще один длиннопост – мол, написанный в 2005 году “Меморандум” – это реакция на намеки в адрес Меерсона, появившиеся еще тогда:

https://www.facebook.com/nadiaplu/posts/1128554710524238

Я слышал немного другую историю – якобы кто-то из школьников назвал в ЖЖ одноклассницу “еврейской блядью”, что и послужило поводом для появления этого документа – но, похоже, со вчерашнего дня “всем известно”, что Меморандум – это инструмент для затыкания рта критикам любого сорта. Во всяком случае, именно так он представлен у Плунгян и именно так его прокомментировали во вчерашних “Вестях” (сюжет сводился к демонстрации цитат по ссылкам выше, фотографий школы и Меерсона).

Это, так сказать, факты – а есть еще и комментарии. Приведу два, по моему мнению, наиболее взвешенных – Константина Сонина:

https://www.facebook.com/konstantin.sonin/posts/1459494467410417

И Сергея Кузнецова:

http://www.inliberty.ru/blog/2381-Konec-utopii

Коротко выскажу и свое мнение. Во-первых – для начала следует определиться со значением слова “педофил”. Им любят бросаться по поводу и без повода, “Лайф” даже вытащил его в заголовок – а между тем оно имеет совершенно конкретное значение. Согласно Международной Классификации Болезней (МКБ-10), “педофилия” – это психическое заболевание, половое влечение к детям допубертатного возраста. О допубертатном возрасте, кажется, тут речи не идет – в 16 лет все вторичные половые признаки обычно имеются, у педофила в медицинском смысле просто не встанет, ему это неинтересно или даже отвратительно.

Во-вторых – если верить фейсбуку – нет речи и о преступлениях, предусмотренных разнообразными статьями Уголовного кодекса. Утверждают, что все было достаточно добровольно, безо всякого шантажа или принуждения, а девушки достигли возраста 16 лет (а с 1997 по 2003 год возраст сексуального согласия был ниже и составлял 14 лет).

С точки зрения законодательства, как видите, все достаточно гладко. И если забыть про истерики типа “педофилов надо сажать и кастрировать/кастрировать и сажать”, то все сводится к чисто моральным оценкам – может или нет учитель спать с достигшей 16 лет ученицей? Общественное мнение, конечно, в 2016 году довольно серьезно подогрето педофильской истерией, и склонно к однозначному “нельзя” – но есть и альтернативное мнение, причем не противоречащее законодательству.

Одношкольники из гуманитарных классов критикуют школьную администрацию за “репутационный урон, нанесенный молчанием”. Продолжить молчать предлагают и некоторые учителя – но дело не столько в молчании, сколько в бездействии.

Поставьте себя на место школьной администрации, узнавшей о первых эпизодах в этой истории. Нужно принять решение, лежащее в моральной плоскости. Возникает то, что называется “корпоративной этикой” (частный ее случай – та самая “преподавательская этика”, о которой твердят многие комментаторы) – и вариантов тут два:

- преподаватель может заниматься сексом с ученицами, достигшими 16 лет, по взаимному согласию
- преподаватель не может заниматься сексом с ученицами

Заметьте, первый вариант не противоречит действующему законодательству и не имеет каких-либо внутренних противоречий. Можно даже пойти дальше и поставить автомат с презервативами в холле первого этажа школы – и эту ситуацию я готов представить. Можно представить и положительный ответ на вопрос типа “Отдашь ли ты своего ребенка в такую школу?” – во всяком случае, тут можно догадываться о необходимых предосторожностях, да и у идеологии “свободной любви” есть свои сторонники.

Вариант два – ничуть не хуже, и похоже, что руководство школы в целом его более-менее придерживается – во всяком случае, в ситуации, когда его “приперли к стенке”. Заметьте, что тут не предполагается какой-либо огласки – возможностей тихо уволить проштрафившегося педагога полно. Но на протяжении тех самых 16 лет администрация бездействовала – и в конечном итоге докатилась до нынешнего скандала, на волне антипедофильской истерии, феминистских флешмобов и вообще – крайне нездоровом интересе к этой теме.

PS Ну и еще “вишенка на тортик”. Я уже как-то писал, что “57 школа” – это этакий “зонтичный бренд“, объединяющий кучу направлений – от матклассов до “подготовительных курсов” для дошкольников. Как вы думаете, случайно ли то, что скандал разразился перед открытием групп развивающего обучения “по экспериментальной программе 57 школы” в семейном центре “Борки” на Рублевке?

UPD от 2.09.2016 Вечером первого сентября на сайте школы появилось “Открытое письмо“. Обязательно прочитайте.

Про цветы

В истории с цветами на так называемом “Немцовом мосту” вызывает интерес один неожиданный вопрос. Я заканчивал известную 57-ю школу. Несмотря на все заявления о ее особой “элитности” и прочем – ученики там самые обычные, склонные ко всякому мелкому пакостничеству. Например, в нашем классе вполне допустимым считалось оборвать сирень у Дома Пашкова, когда нужны были цветы в честь выпускного у более старших классов.

Так вот, не знаю, что сейчас с этой несчастной сиренью, но в “шаговой доступности” (достаточно прогулять один урок) от школы, можно сказать, прямо на улице лежит неслабая куча вполне приличных букетов. Если этот “мемориал” доживет до конца мая – то будут ли приличные дети из хорошей школы тырить цветы оттуда?

Вот еще к вопросу о 57 школе

Еще раз повторю свою позицию по поводу интернет-споров о реформах в области образования – активнейшим образом в них участвующие преподаватели “очень хороших” московских школ занимают в них позицию “пчелы против меда” – потому что вся их “хорошесть” сложилась во многом благодаря процессу реформ. Очередное подтверждение этому – интервью Бориса Михайловича Давидовича:

http://www.gazeta.ru/social/2013/09/02/5619713.shtml

Я бы поменял разве что подзаголовок – “почему новый закон «Об образовании» ничего толком не изменит для школы №57″.

Снова был в школе, или о справедливости

Сегодня – точнее, уже вчера – побывал на “Дне рождения” 57 школы. В общем, как она была, так и осталась заповедником вымирающего вида “советских интеллигентов”. Прошло уже 6 лет с выпуска, и 10 лет – с поступления, а даже чисто “физиономически” и внешне контингент не меняется (это не моя мысль, это заметил [info]botanok, но тут я с ним полностью согласен). Правда, я уже не считаю “совершенно нормальными” всех этих персонажей, и даже причисляю их к “вымирающему виду” – но пройдет еще лет пять, и можно будет повесить вывеску “Место гнездования редкого вида Intelligent Soveticus, охраняется государством”.

Ну, что касается Красной книги – это дело биологов, а я потусовался немного с одноклассниками, если честно – то большинство тех, кого я видел, даже не “повзрослели”, тут как-то за 57 даже обидно. Даже некоторые одноклассникицы по Люберецкой кадетской школе №45 сейчас делают блестящую карьеру в буржуинских фирмах, а у нас все сплошь инженегры. Я, правда, тоже, если говорить политкорректно, афроразработчик – но у меня на то есть какие-то уважительные причины. Наверное, все это самобичевание у меня начинается, когда я выпью (даже чуть-чуть) – ну и ладно. Алкотестера в Wordpress пока нету, так что продолжу. В конце концов, даже Иосип Броз Тито инженеров (без “г”) очень уважал и говорил следующее:

…инженерное дело – самое прекрасное ремесло в мире, ведь инженеры строят суда, железные дороги, мосты…

Где-то к 18:00 в школу прибыл [info]vanchez и у меня появилась уважительная причина присоединиться к компании гуманитариев, обсуждавшей судьбы России в подсобке 25 кабинета. А. И. Петроковский дискутировал с одним из выпускников, активистом ПАРНАС, явившимся в школу прямо с пресловутого митинга. Дискуссия иногда перерастала в монолог активиста “Путин должен уйти, Путин должен уйти, Путин должен…” – интересно, многие ли из нынешних школьников поняли бы выражение “заело пластинку”? Мы были представлены, как “братья Подшиваловы с их коммунистическими взглядами” – что само по себе забавно, так как [info]vanchez собирается голосовать за Прохорова, а чем я буду троллить читателей своего бложика – вы уже и так знаете.

Андрей Игоревич доказывал, что происходит не революция, а “протест сытых”, на что активист не соглашался и утверждал, что Путин все украл, страна голодает и обнищавшее население вот-вот сбросит диктатора. На соседних стульях сидели нищие учителя, голодающие студенты и несчастные бюджетники и обсуждали покупку нищими учителями подержанной Suzuki Grand Vitara стоимостью в 700 тысяч рублей – а голодающие студенты с бюджетниками расписывали свои впечатления от эксклюзивной продукции отечественного автопрома.

Кстати, я поднял вопрос – а нормальная ли статистика про чмошника. Петроковский ответил, что считает ее вполне адекватной, на что я повторил свой аргумент – при зарплате в 45-50 тысяч рублей автомобиль – это не роскошь, а средство передвижения – и окончательно убедился в утрате москвичами связи с реальностью. Мне было заявлено (активистом ПАРНАСа), что Lada – это говно, и ни один нормальный человек не сядет в это ведро с болтами. Кроме того, был приведен аргумент в духе “Имею возможность купить ишака Жигули, но не имею желания. Имею желание купить Lexus, но не имею возможности”. Что интересно – опрос был не про желания, а про возможности. Короче говоря, сытые москвичи зажрались и хотят жить не по средствам.

Дальше обстоятельства выгнали нас из школы – и мы вчетвером – я, брат, Петроковский и активист пошли в сторону Кропоткинской, попутно продолжая разговор. Активист утверждал про “небывало высокие” рейтинги телеканала “Дождь” (второй раз про него слышу), про несправедливый доступ партий к информационным ресурсам – в духе “дайте один канал Путину, один Зюганову, один Кургиняну, один ПАРНАСу, распределите все поровну – и у ПАРНАСа будет 25%”. Вот про эту справедливость я и хочу сейчас сказать.

На самом деле это не “справедливость”, это уравниловка. “Демократ” предлагает вместо нынешней системы, когда пресловутое “эфирное время” более-менее соответствует пресловутому “политическому весу” разных партий и движений (просто за счет “телевизионных рейтингов”), урезать его у действительно сильных участников и раздать “слабым”. Конечно, “слабые” возражать не будут – потому что то же “Дождь” с его нулевой аудиторией их не устраивает, а в более приличные места пробиться невозможно, а вот что делать “сильным”?

Когда-то давным-давно к вступительным экзаменам по математике в МГУ готовились по синенькой книжечке В. В. Ткачука, в ней была глава про “экзамены с пристрастием” и прочие резко ставшие неактуальными с введением ЕГЭ вещи. И в той главе имелся такой пассаж:

…мы поймем, что если есть завышение оценок, то никак не обойтись без их занижения. Но, видимо, ни один нормальный (я не шучу!) человек не будет возражать против завышения оценки, тогда как против занижения протестовали всегда – вплоть до самоубийств.

Тут – та же самая ситуация. Одни слезно просят – “завысьте нам оценку, а то мы никто и звать нас никак”, другие этого “никак” не видят без микроскопа и “делиться” с ним не хотят. Где демократия, когда заведомый аутсайдер требует от победителя не то чтобы считаться с его мнением, а считать его равным себе? Никакие “равные условия” и “права меньшинств” не имеют отношения к “пропорциональной” демократии, это вообще с трудом укладывается в эту концепцию.

Был в школе

В 57. Занесло меня туда чисто случайно – сегодня звонили кузовщики, просили подъехать и оценить качество покраски, так что я отпросился на весь день с работы и “с утра” (то есть в 12 часов) отправился с [info]vanchez смотреть машину. А на вечер (так как расчитывал, что к этому времени бампер и обивку двери поставят на место) договорился встретиться с одним мужиком.

В общем, у кузовщиков выяснилось, что бампер и дверь они соберут только завтра, так что на весь день мы оказались безлошадными, и пришлось кататься по Москве на метро, и болтаться где-то до 19:00. Так как ноутбука с вайфаем у меня не было, то вариант “сидеть в кафе” не проходил, да и цены в московских кафе на “посидеть” не располагают. Вспоминается город Киров Калужской области, где мы сидели часов пять – ждали автобус в Москву – в самом крутом местном кабаке “Болва” (в честь местной речки) и насидели всего на 500 рублей с рыла – с приличной жратвой, выпивкой и т. п.. Потом, как-то не умещается в моем совковом сознании возможность сидеть в заведении общепита “просто так” – взяв чашечку кофе, разложив ноутбук (точнее, сейчас модно iBook или iPad) и погрузившись в интернеты. В общем, пообедали мы в столовой 3-го автокомбината, что находится в районе 1-го Нижнелихоборского проезда, и решили проехатся “по делам” братана. Я малодушно попытался свалить и заставить братана разбираться с тем мужиком, но он мне не разрешил :(

Кстати, в той столовке дают порции категории “обожрался и умер”. Например, “полная” порция первого – это немаленький такой “тазик”, народ “послабее” берет половинную. При этом нормальный обед категории первое-второе-компот оказался раза в полтора дешевле, чем, скажем, в сети “Му-му” (которые не кафе, а омерзительные столовки с не понимающим по-русски персоналом). Про объемы говорить не будем – таких тазиков в муме нет, а салат там накладывает друг степей калмык, взвешивает порцию на весах и при перевесе на пару грамм кидает лишнее обратно в ведро. Все это происходит на глазах у клиента, который берет, хочу заметить, не “100 граммов салата”, а “1 порцию салата”.

Короче говоря, решили поехать в центр. Доехали до Боровицкой и пошли в какую-то гнусную контору. Точнее, пошел братан, а я решил зайти в родную школу – теперь смалодушничать решил [info]vanchez и наотрез отказался заходить, испугавшись возможной встречи с Н. А. Шапиро. Странно, ведь голосовал за “Единую Россию” я, а за опасного путиниста и потенциального сатрапа-душителя принимают его. Идет это якобы с тех пор, когда он в споре о модных тогда “Маршах несогласных” процитировал точку зрения ст. о/у Goblin’а, что ОМОНовцы – тоже люди, и кричать им “фашисты” нехорошо. Я придерживаюсь того мнения, что в “неправильные” учительница литературы записала его еще с тех пор, когда в сочинении по “Горю от ума” он написал, что Скалозуб – не идиот, а комический персонаж (ну типа генерала в “Особенностях русской охоты/рыбалки/whatever”).

В общем, я отправился на разведку, а братан побежал по своим делам, попросив меня сообщить, есть ли в школе его враги. Врагов в школе не оказалось, зато оказались Лев Давидович, Елена Николаевна, Елена Степановна и другие мне знакомые учителя.

ВМШ теперь, оказывается, набирают аж с шестого класса – Лев Давидович жаловался, что к восьмому классу умных детей уже “разбирают” (вот это, кстати, согласуется с моей точкой зрения о том, что матшкола вынуждена будет превратиться в “просто хорошую” школу). Это так, списочек ВМШ-8 совсем куцый в сравнении со списком шестиклассников. Звал меня работать в ВМШ, но я до апреля по средам занят. Правда, оставил свой номер телефона.

В школе произошли страшные изменения, можно сказать, затрагивающие Основы – курилку перенесли с дальней лестницы в комнату поближе к учительской, а лестницу открыли и разрешили ходить там всякому желающему. Не менее ужасные вещи произошли в 18 кабинете (кабинет химии) – там сломали деревянные полы, заменили их на беспонтовый линолеум и убрали газовые краны у каждой парты.

Не знаю, как повлияет это на учебно-воспитательный процесс. Как известно, в 57 школе уборка в классах проводится силами детей (это законно, но обычно в школах собирают по 100 рублей с ребенка, чтобы класс убирала уборщица – в 57 этой практики нет, якобы по волевому решению Давидовича). Мы в нашу бытность эти полы ненавидели, поэтому с моим “напарником” по дежурству (реально дежурили группами по четыре, но хитрожопых нас было двое) мы прибегали в класс после последнего урока быстрее, наскоро протирали тряпкой один из рядов, поднимали на половине класса стулья, писали на доске “Барон, Поттер, мы протерли пол-класса, остальное за вами”, оставляли ведро на видном месте и сваливали, закрыв класс на ключ (а ну как кто что сопрет из кабинета химии?). На утро Барон с Поттером драили весь класс под обещания Елены Николаевны сделать с ними что-то нехорошее (первым уроком была как раз химия). Линолеум мыть куда проще.

Другие изменения заметны невооруженным взглядом. Учителя теперь сидят в школе часов до шести, не все, конечно, но многие. На досках с информацией теперь вешают “рекламу” не только МГУ, но и, скажем, МИТХТ. Многие “репетиторствуют”. Не знаю, как сейчас обстоят дела с возможностью выпускников маткласса поступать, куда они хотят, а не “строем” идти на мехмат. Мне кажется, что сейчас это должно быть “легче” – из-за ЕГЭ. “Высоким результатом” по математике для выпускника школы становится не успешная сдача вступительных экзаменов с самыми высокими требованиями по математике (то есть мехматовских), а высокий балл ЕГЭ по математике.

Оказывается, что в 18 кабинете регулярно читают мой блог, мы даже немного поговорили по поводу давней записи про поездку в Питер. Что интересно – в 57-й тоже сталкиваются с аналогичными проблемами – в первую очередь, с наглыми детьми, желающими непонятно чего. С дурными турфирмами там не связываются, идиотов-родителей тоже почему-то нет. Хотя… В свое время именно в 57-й обнаглевший родитель пытался поставить класс на счетчик, когда у его ребенка пропал айфон. Давидович, правда, быстро поставил родителя на место.

Правда, с Еленой Николаевной особенно поговорить не удалось – у нее как раз пришел ученик, так что я по большей части смотрел на попытки Веры Юльевны изобразить “фараонову змею”. Так как в школе нельзя/ использовать соединения ртути, “правильной” змеи из тиоционата ртути показать нельзя, а змея из дихромата калия – не очень зрелищная. В общем, жгли реактивы и наблюдали за происходящим. Неплохие червячки получаются из таблеток глюконата кальция, но они явно маловаты.

Кстати, вот “ртутная” змея:

Дихроматных змей у нас не получалось – лезли всякие червяки. Вообще, с дихроматом калия обычно показывают “вулканчик”, вроде такого:

Змеи якобы тоже бывают, и даже есть на ютубе – но в 18 кабинете, повторю, лезли только червячки.

А вот, что получается из таблетки глюконата кальция:

В общем, небольшой такой червячок.

В процессе наблюдения за змеями и вулканчиками вспомнили, что лет пятнадцать назад по одному из московских дециметровых каналов показывали американскую телепередачу о библейских чудесах, где некий американский пастор рассказывал, что все без исключения описанное в Библии – чистейшая правда, в том смысле, что Моисей показывал фараону простые химические опыты и пел Let my people go, примерно так:

В общем, буквальное понимание Библии для американских пасторов – это вполне естественно, все другие христианские конфессии от него давно отошли и не считают, что чудеса библейских пророков – это действительно происходившие события. Это могут быть иносказания, притчи – но не следует понимать буквально, например, что воды Красного моря расступились перед Моисеем. В любом случае, хотелось бы мне эту передачу посмотреть хоть в записи. Никто не помнит названия?

И это – школьные учителя

Учителя “навек родной писсят седьмой” и 1567 школ призывают своих выпускников пойти на пресловутый митинг “против нечестных выборов непонятно чего”.

http://grani.ru/Society/Kids/m.194220.html
http://ru-57.livejournal.com/220561.html

Хорошо, что хоть детей строем не поведут.

Немного позитива

Вот написал я запись про “навек родную Пятьдесят Седьмую” (строчка из “школьного гимна”, подчеркивающего крутость и элитарность 57-й), перечитал пару раз и решил, что уж слишком она ругательная получилась – хотя я и обещал “срыв покровов”. Для поддержания баланса напишу что-нибудь хорошее.

Итак, достоверно установлено, что стремиться в маткласс 57-й не то чтобы бессмысленно, но может в конечном итоге принести разочарование (а может и не принести). Что же делать тем, кто туда попал туда?

В общем, ничего плохого не случилось и восьми- или девятиклассника можно даже поздравить. Конечно, брюзжащий маразматик типа меня может сказать что-то о вреде ранней специализации, но маразматика надо быстро заткнуть. Да и обучение математике, в сущности, это не так плохо. Представляете, что творят дети, увлекающиеся химией? Для них что-нибудь взорвать – любимое развлечение, а математики способны только на написание формул на бумажке.

Хочу заметить, что данная мной характеристика общеобразовательным предметам в 57-й – “честное освоение государственной программы” – она вполне себе положительная. Очень много где даже на обязательную программу просто “забивают” – в лучшем случае учитель оттарабанит параграф учебника и формально поставит какие-то оценки. Правда, стоит учесть, что в последнем полугодии в матклассах общеобразовательную программу все же урезают и “полного” курса все же не получается.

Я говорил и о “внеклассной работе” – всякие там походы “у костра в палатке под гитару” это очень и очень неплохо. Да и поездок по разным городам, пусть даже в эконом-варианте, в обычной школе скорее всего, не будет.

Педколлектив можно охарактеризовать очень хорошо – ну а что еще можно сказать о людях, ездящих с толпой матшкольников (”конюшней”, как говорит Давидович) в такие “эконом-поездки”? Да и вообще, к школьникам относятся не как к надоевшим личинкам человека, которых зачем-то надо еще и учить. Как мне кажется, нет в этом коллективе и свойственного всем женских (точнее, бабским) коллективам впечатления “гадюшника”, где все заняты своими бабскими интригами – видимо, оттого, что примерно половина учителей мужчины (редкость в наши времена).

Я, например, не жалею, что проучился в 57-й три года, хоть и критикую ее :)

Как я учился в школе

Вчера я обещал написать некий “рвущий шаблон” текст про 57-ю школу, где я имел неосторожность учиться. Оказывается, он у меня почти написан – только стоит покопаться в “черновиках” Вордпресса – и все тут как тут. Итак, начнем. Известно это учебное заведение, официально называющееся “Государственное образовательное учреждение Центр образования №57 “Пятьдесят седьмая школа”” довольно многим, а в интернетах – прежде всего участием в любых интернет-спорах, касающихся разного рода “реформ образования”.

Я неоднократно утверждал, что 57-я в этих спорах занимает позицию “пчелы против меда”, так как сама пользуется всеми получаемыми школой от реформ бонусами (разве что ЕГЭ немного спутал карты, так что методы могли слегка измениться – и рассказывать я буду о той системе, которая сложилась в школе до введения единого госэкзамена). Начну с того, что никакой 57-й школы как единого целого нет. В здании в Малом Знаменском переулке фактически сосуществуют две разных организации – условно назовем их “57-я школа” и “матклассы при 57-й школе”. Вторые создали “бренд”, а первые им беззастенчиво пользуются.

Я не зря упоминаю термины из сферы маркетинга. В нашем капиталистическом мире “учителя-бессребренники” (какими они хотят казаться в интернете) прекрасно приспособились и неплохо себя чувствуют. Скажу сразу, что о самой “57-й школе” представление я составил, пользуясь исключительно “открытыми источниками в интернете” (а в матклассе учился сам), то есть форумами бешеных мамаш, озабоченных тем, куда пристроить свое чадо. Будучи обманутыми блеском бренда “57-я школа”, они пытаются пропихнуть детей в эту школу в самый первый класс.

Доля логики в этом поступке есть – в отличие от обычной районной школы, в 57-й собирается более “интеллигентный” контингент (так как центр образования не обязан в первую очередь принимать детей из “своего” района, а 57-й весь набор обеспечивают эти бешеные мамаши). Смертоубийства в школе не происходит, дети более-менее спокойные. Это в какой-нибудь школе с номером наподобие 1937 “Скорая” приезжает, как на работу, а дети в процессе эволюции отрастили настолько мощную черепную коробку, что способны проломить ей несущую стену без ущерба для здоровья. Места для межушного нервного узла в этой коробке, правда, уже не осталось. Нет, я конечно, приврал, но в 57-й стены целые, и это о многом говорит. Но для того, чтобы поступить в 1-й класс, надо отходить на платные занятия “Приготовительной школы”. Мамашки на форумах в бешенстве, но плачут, колются и продолжают жрать кактус. Конкурс по накалу страстей не хуже, чем в престижный ВУЗ. Есть и несправедливо обиженные, и незаслуженно поощренные. Все это многократно перетирается на форумах и очередь из желающих попасть в “знаменитую” 57-ю школу меньше не становится.

А какой же “бренд” создан благодаря матклассам? Дело в том, что выпускники матклассов очень хорошо знают математику и могут поступить в ВУЗ с самыми высокими требованиями. Больше там ничему толком не учат, все обучение происходит в рамках честного освоения государственной программы по соответствующему предмету. В остальных классах не учат вообще ничему. Может, эти тезисы и покажутся кому-то чрезмерно жесткими, но в дальнейшем я эту мысль разовью. Именно к матклассам относится фраза одного из завучей школы, Б. М. Давидовича “Как правило, почти все наши выпускники поступают на различные факультеты (в основном, механико-математический и физический) МГУ имени М.В.Ломоносова или на различные факультеты Московского Физико-Технического Института.” Многим кажется, что пристроив ребенка в 57-ю, они обеспечили ему поступление в эти все еще довольно неплохие ВУЗы.

Разумеется, это не так. Те же мамашки на форумах гневно обличают 57-ю школу, утверждая, что из “обычных” классов в математические попасть практически невозможно. Это действительно так – нынешняя система отбора в матклассы рассчитана на то, чтобы отобрать из пары сотен поступающих 50-60 человек (два класса), которые в дальнейшем будут способны поступить в вышеупомянутые ВУЗы (запомните эту фразу – это и есть критерий отбора).

[info]_wep_ приводил классификацию московских матшкол. Он выделил три категории, основываясь на простом критерии – берем то, что получилось на выходе и сравниваем с тем, что было на входе. Первая категория – “только появившиеся”. Талантливый педагогический коллектив делает из обычных школьников специалистов по физике и математике, с легкостью поступающих в лучшие ВУЗы (что думают об этом сами школьники – неизвестно). Вторая категория – “школы с именем”. Педагогический коллектив может быть уже и не столь талантлив, но благодаря созданной на первом этапе репутации, школа имеет возможность отобрать сильных школьников из числа “поступающих” и приложив меньшие усилия, добиться тех же результатов. Третья категория – “умирающие”. “Специальные” классы еще есть, но очередь в них уже не стоит, так что возможности выбора “лучших” практически нет. Дальнейшая судьба их печальна. Так вот, 57-я школа была отнесена ко второй категории с возможностью перехода в третью в ближайшем будущем.

Даже если родители очень заботятся о ребенке, пристроив его с первого же класса в 57-ю, это еще не гарантирует, что у ребенка будут определенные способности, необходимые для серьезных занятий математикой (по формулировке Давидовича) или же для сдачи вступительного экзамена по математике (что требуется на самом деле). Именно поэтому большая часть матклассов набирается “со стороны”.

Этих математических классов в школе два, набор происходит в 8-й (класс “В”) и 9-й (класс “Д”). Не надо верить написанному на сайте школы о том, что “собеседования” (а по сути – экзамены) в эти классы начинаются только в апреле. Чтобы увидеть, способен ли ребенок заниматься математикой, недостаточно пяти встреч с ним по полтора часа. Для того, чтобы попасть в этот самый маткласс, крайне желательно ходить на занятия кружка (Вечерней математической школы). Во многом благодаря впечатлению от кружка и принимается решение о зачислении или незачислении ребенка в один из классов – экзамен совершенно “неформализованный” и все решения принимаются на основании “мнения о поступающем“, что особо и не скрывается. Кстати, в отличие от Приготовительной школы, ВМШ бесплатна. Это позволяет как раз заиметь достаточное количество желающих, и выбрать из них 50 “умненьких”.

К сожалению, эта система отбора может дать некий сбой, так что в школе предусмотрен и довольно сложный “внутренний экзамен” в конце 9 класса, проводимый дополнительно с итоговой аттестацией. Не сдавшим его “настоятельно рекомендуют” задуматься об уходе в другую школу – чтобы не портить статистику “поступивших в ведущие ВУЗы”. По сложности экзамен сопоставим со вступительным в ВУЗ средней руки.

Чему же учат в матклассах? Разумеется, математике. Ее у нас было (класс “Д”) 8 часов в неделю. Сюда входили “обычные” алгебра и геометрия, а также некий предмет под названием “математический анализ” (4 часа). О нем надо рассказать подробнее. Каждому ученику выдавались листочки с многочисленными задачами. Эти задачи представляли собой разного рода утверждения из “вузовской” математики, которые предполагалось доказывать самим ученикам. Естественно, что сложные вещи разбивались на некоторое количество элементарных шагов, так что все задачи были вполне доступны школьникам. В конце 9-го класса в одном из листочков было приведено “правильное” определение понятия предела (на языке “эпсилон и дельта”, а не “интуитивное” из школьного учебника математики), и в дальнейшем изучался именно “классический” матан. Конечно, были и “необязательные” листочки, выдававшиеся особо продвинутым ученикам, но “обязательная программа” во многом повторяла программу первого курса “вузовской” математики. Как говорил все тот же [info]_wep_, “учили вас левому предмету уровня МИСИСа” – но этот “левый предмет” очень помог пониманию самых сложных разделов математики первого и второго курса мехмата.

Вообще, назначение этого предмета мне прекрасно объяснил мой преподаватель (традиционно его ведут студенты и аспиранты мехмата, бывшие выпускники школы, на класс из 25 человек их приходится шестеро). Когда я в одиннадцатом классе несколько подзадолбался всей этой математикой, Павел высказал мне свое “фе”, упомянув фразу типа “как же вы будете сдавать экзамен?” Я ответил, что на вступительном экзамене на мехмат понятие производной не требуется, на что получил ответ типа “вступительный экзамен – это фигня, а вот потом…” В общем, “потом” все это очень пригодилось. Вместо того, чтобы в первом семестре вникать в бесконечные “для любого эпсилон больше нуля существует дельта больше нуля”, пятидесятисемиты все это знают еще при поступлении. Это своего рода “фора” в сравнении с остальными первокурсниками, не имеющими отношения к “матшколам”. Даже самый тупой пятидесятисемит к моменты выбора кафедры на мехмате (конец второго курса) имеет зачетку с одними пятерками и легко может пойти на любую кафедру практически к любому руководителю.

Весь “школьный” курс математики (включая логарифмы и начала теории вероятности) был пройден к концу десятого класса, причем пройден “честно”. Дальше вместо обычной школьной математики началась усиленная подготовка к вступительным экзаменам. На уроках математики прорешивались соответствующие задачники, а в 3-4 четвертях каждую неделю устраивались “репетиции” экзамена по вариантам прошлых лет. В общем, шла целенаправленная подготовка к поступлению на мехмат или в другой ВУЗ с аналогичными “вступительными” требованиями.

Нельзя не упомянуть про участие в математических “олимпиадах”. Матклассам, кстати говоря, было строго запрещено участвовать в математическом конкурсе “Турнира Ломоносова“. Подразумевалось, что это соревнование для “любителей”, а мы – “профессионалы” (кстати, задания там действительно очень простые и наша “команда профессионалов” в 2006 году оскандалилась, заняв все призовые места – поэтому и запретили). А вот более серьезные олимпиады – “Турнир городов” и Московская неофициально считались “обязательными”. Никто не требовал участия в них, но вот человеку, сознательно не пошедшему на ММО и признавшемуся в этом (”А че я там забыл?”), соученики устроили самую настоящую травлю.

При этом не зазорным считалось и применить “неспортивные” методы. На одной из олимпиад ученики 57 школы зарегистрировались, указав в качестве школ свои “бывшие” и поэтому смогли сесть рядом друг с другом, как “абсолютно незнакомые” люди. В итоге коллективными усилиями все получили призовые места.

Традиционно неплохо преподается в матклассах и физика. Правда, я могу “похвастаться” лишь тем, что физику не знаю вовсе. Выпускным экзаменом “по выбору” я выбрал физику и чуть ее не завалил. Только благодаря хорошему ко мне отношению со стороны учителя мне “натянули” четверку. Правда, к тому моменту я уже занял призовое место в олимпиаде “Ломоносов” (фактически, это досрочно проводящиеся в МГУ вступительные экзамены) и мое поступление на мехмат было вопросом решенным – достаточно написать на “тройку” литературу и я получаю 23 балла из 25. Сразу скажу, что на “тройку” я и написал. Сдавать физику мне пришлось бы лишь в крайнем случае, если бы я завалил этот экзамен, и пришлось бы поступать “куда-то еще”.

Нельзя не упомянуть и “информатику“. Под этим словом понимается так много, что надо расшифровывать, что же изучалось в школе. А программа у нас была неплохой. В девятом классе изучались “Робот” – некое подобие языка Logo, нам на примере шагающего по клеткам робота объясняли такие мудрые вещи, как “инвариант цикла”, RL – диалект Лиспа, ЕМНИП, и Scheme – не тот, что в SICP, а особый пятидесятисемитский язык моделирования схем из функциональных элементов (”VHDL для детей”). Все это описано в книжечке “Программирование: вводный курс“. В десятом классе – Паскаль и основные алгоритмы. Представление о том, что мы должны были делать, можно получить из книги “Программирование: теоремы и задачи“. К сожалению, никто так и не объяснил, почему содержимое первой книжечки намного ценнее всех знаний о Паскале. А в конце 10 класса нас ждал “проект” по программированию – необходимо было самостоятельно написать довольно большую программу. Я делал “еще один” интерпретатор языка Робота из первой книжечки, одноклассники – разные вещи – от тренажера игры в шашки (игравшего довольно сильно, Давидович обыграть его не смог) до всякой ерунды типа крестиков-ноликов на поле 15×15. За две недели я “изучил” в достаточном объеме C и WinAPI и соорудил довольно неплохую, как мне казалось, программу. Впрочем, шашки на OpenGL были намного, намного круче. В 11 классе информатика была только в расписании, вместо нее мы занимались “вступительной математикой”.

Все эти предметы изучаются в таком объеме только в матклассах. В обычных и “гуманитарных” классах (которые мало от них отличаются, разве что набор происходит в 9 класс) математика и физика недалеко ушли от хорошей “обычной” школы. То же самое можно сказать и об остальных предметах. Давайте перечислим.

Химия. Нашему классу “повезло” – классным руководителем у нас была преподавательница химии. Соответственно, этот предмет мы должны были знать. Ну и “знали”. Я, например, делал домашнее задание за 15 минут непосредственно перед уроком, а потом давал списывать. Признаюсь, что пишу я как курица лапой, поэтому благодарные одноклассники нередко принимали Na “в моем исполнении” за N2. Никого не смущало, что в левой части формулы был натрий, а в правой откуда-то появился азот. Это к уровню наших знаний по химии. Всякие занюхивания этилацетата на брудершафт, по-моему, вполне стандартны, так что химических баек травить не буду. А вот одному из наших одноклассников, собиравшихся поступать в ВУЗ с серьезными экзаменами по химии и биологии, учительница крайне рекомендовала найти репетитора – к сожалению, школьной программы по химии в 57 “не осиливают” – во многом “благодаря” Давидовичу, который волевым решением отменяет химию в выпускных матклассах.

Биология, всякие там пестики-тычинки и прочие гульбарии. Дальше засунутой в пасть коровьему черепу сигареты и подписей на плакатах со всякими уродцами биологию не преподают. Правда, и пятерку ставят всем без исключения. В 11 классе биологии по тому же волевому решению Давидовича у нас не было.

География. Тоже 9-10 класс. Показывали на карте город Икутск (что имелось в виду – Иркутск или Якутск – у автора так и не выяснили), рисовали “основную полосу расселения” – в общем, изучали предмет не выходя за рамки школьной программы. К учительнице претензий нет, все вопросы к Давидовичу.

Литература. Все стандартно, разве что… хм… интеллигентски. Например, учительница была уверена в том, что любить поэзию Маяковского просто нельзя. Напоминает древнюю байку с anekdot.ru:

Стоят на пороге школы три ученицы и обсуждают экзамен. Вопрос: “ваш любимый поэт XX века”. Кто отвечал Блок, кто Мандельштам, кто Есенин, кто припомнил Заболоцкого. Одна девочка сказала “Маяковский”, на что соученицы выдали “Дура, его же не репрессировали!”

Впрочем, писать сочинения на три нас научили.

История. Перечисление фактов, затем контрольная работа. Учитель излагал теорию “массового общества”. Если бы я был столь же “идеологически подкован” как сейчас, в 23 года, то на контрольной про “признаки тоталитаризма” (перечислить то, что в СССР были пионеры, в Германии Гитлерюгенд, а в Италии “Балилла”) я бы присовокупил еще, допустим, рузвельтовскую Америку. А так можно ознакомиться со взглядами наших учителей на XX век, благо все опубликовано в интернете. Матклассы на изучение истории забивали и никто им в этом не препятствовал.

Английский язык. А вот его у нас преподавали неплохо. Кроме того, при школе были платные курсы по подготовке к экзамену First Certificate in English. Я отходил год, сдал экзамен и дальше забил на это дело. На “обычном” английском я страдал фигней и всячески клоунствовал. Например, у нас иногда вели занятия настоящие англичане и американцы, не понимающие ни слова по-русски. Думаю, вы догадались, что будет делать в этом случае десятиклассник в преимущественно мужской компании. В параллельной группе такие же десятиклассники доводили молоденьких учительниц до истерики за два-три занятия (играли в карты на уроке и т. п.).

В целом, никаких отличий в преподавании “нематематики” от обычной хорошей московской школы не наблюдалось. Разве что учителям требовалось чуть меньше времени на “воспитательную работу” – но эта заслуга не столько “уникального педагогического коллектива”, сколько того, что контингент в школе специально отбирается. В гуманитарных и, подозреваю, “обычных” классах такая же ситуация и с математикой – карманный историк с трудом сдал ее на “тройку” при всех занятиях дома с мордобоем и рукоприкладством.

Дальше, касательно спецконтингента. Если в обычной школе считается нормальным, когда “Скорая” приезжает в школу раз в неделю, а от 1 до 11 класса не доживает половина, то в 57-й все тихо, как в могиле. Хотя нет, вру, в параллельном классе (”В”) у нас смертоубийство было – одному из учеников проломили череп в поездке в Прагу. Ничего, вроде живой.

Да, насчет поездок. Вообще, всякая “внеклассная работа” в 57-й очень развита. Обычно ученики ездят в разные турпоездки один-два раза в год. Уровень комфорта и тип поездок – разный. Например, Давидович вывозил свой класс в разного рода Европы, жил исключительно в пятизвездочных отелях и так далее. Поездки были обязательны для всех (иначе начинался разговор в духе “если ты плюнешь на коллектив, то коллектив утрется, а ели коллектив плюнет на тебя, то ты утонешь”) и довольно недешевы. У нас был “эконом-туризм”, крайне удобный для руководителей и не очень удобный для учеников. Впрочем, про него я немного рассказывал. Кроме того, были и турпоходы “у костра в палатке под гитару”. В целом, все зависит от руководителя, но скучать не дадут. В гуманитарных (”Г”) классах есть обязательные поездки в Грецию (по местам действия древнегреческих мифов) и в Крым (изображать Индиану Джонса в грязной яме под палящим солнцем). За это твердый “плюс”.

Еще немного о “внеклассной работе”. Со всякими “кружками по интересам” в 57-й плохо. Для 7-8 классов есть ВМШ и ВГШ (Вечерняя Гуманитарная Школа), плюс имеются упомянутые мной платные занятия по английскому. Для старших классов был кружок по биоинформатике (реклама соответствующего факультета МГУ), кроме того, некоторое время работал семинар по иудаике. Почему-то выпускники 57-й в интернетах активно критикуют такой предмет, как “Основы православной культуры”, но при этом предпочитают не замечать совершенно аналогичные вещи “у себя под носом”. Впрочем, для восстановления справедливости я бы ввел кружок по долбославию (оно же родноверие, оно же неоязычество). В гуманитарных классах имеется и другое развлечение. Одна из учительниц литературы, видимо, в молодости хотела поступить в театральный институт, а поступила в педагогический (”ума нет – иди в пед”), но увлечение молодости не забыла и теперь докучает всем школьным театром. Кроме того, на нее возложены “капустники” ко “Дню рождения Школы” (это такое безобразие, когда в актовый зал школы набивается тыща учеников и выпускников, перекрытия скрипят, но пока держат). По-моему, это все.

Подведу некий итог. Хотелось поругаться, а получилось наоборот, хвалебно. Но еще раз повторю, во всем, что не касается математики, 57-я мало отличается от любой другой хорошей московской школы. Как отличить хорошую от нехорошей? Очень просто. Все “хорошие” школы получили статус “центра образования”.

Если кто-то думает, что в 57-й школе очень хорошие, мирные и спокойные ученики – то опыт говорит об обратном. Например, у нас в классе по всем школьным правилам (о чем я упоминал выше) травили одного мальчика, вплоть до “безобидных приколов” типа надетого на голову мусорного ведра. Нет, конечно, стенки головой не проламывают, но очень показательна одна фраза Давидовича по поводу набора в маткласс: “если в классе нет девочек, то класс превращается в конюшню”. Замечу, что это говорит и о том, что справиться с этой конюшней Давидович не может.

В целом, если убрать все “околоматематические” заморочки, то от всех понтов 57-й останется очень немного. Отмечу, что школа хочет работать только с “удобными” для себя учениками, и имеет для этого все возможности. Если злой волшебник перенесет ее, допустим, в Кузьминки и заставит набрать детей “с района” – то “уникальный педагогический коллектив” с такими просто не справится.

В случае матклассов “удобный” ученик – это тот, который уже в девятом классе способен более-менее нормально написать вступительный экзамен мехмата. Собственно, в этом и состоит основной секрет, про который Давидович на сайте ничего не пишет.

Про принцип единоначалия

Вот, кстати, возник у меня когнитивный диссонанс. В НТВшном репортаже про стандарт образования выступал директор моей любимой 57-й школы С. Л. Менделевич, и сказал он примерно следующее:

Я не вижу в стандарте пока ничего, что разрушало бы существующую школу. Нет такого сумасшедшего, который предложил бы стандарт, нарушающий преемственность системы знаний между поколениями. И в новом стандарте начального образования есть явные свидетельства, что именно эта идеология и заложена. Ну, значит, и дальше так будет.

А диссонанс возник оттого, что подчиненные С. Л. Менделевича, преподаватели той же самой 57-й школы, как раз и составили пресловутое “открытое письмо”. По моим понятиям, после подобного выступления начальника, подчиненным нужно покаяться, ритуально сжечь открытое письмо и все такое. Ну или написать коллективное завление об уходе, чтобы начальник покаялся и ритуально сжег видеокассету.

Лично я объясняю наличие у себя таких тараканов в голове тем, что в детстве меня пороли тяжелым кожаным офицерским ремнем и тем самым жестоко покалечили моск.

Интересно, воспитывается ли от немецко-фашистского ремня, где на пряжке написано Gott mit uns (С нами Бог) богобоязненность и привычка к регулярному посещению костела или кирхи?

Лучшее в мире образование

В жежешечке обсуждают проект Государственного образовательного стандарта. Уже собирают подписи ЖЖ-юзеров (изумительное по своей бессмысленности действие). Желающие принять участие или ознакомиться с тезисами “защитников” проходят сюда:

http://starushkalarina.livejournal.com/60329.html

Основной упор делается на то, что якобы вводятся 4 обязательных предмета, в которые (о ужас!) не входят математика, литература, физика и химия. При этом “забывается”, что ученик имеет еще и “индивидуальный учебный план”, который частично (а на практике, подозреваю, и полностью) может определяться школой. Естественно, проект не беспроблемный, но мало кто из его критиков замечает другое: если целеустремленный школьник или “хорошая” школа могут обеспечить себе соответствующий учебный план, то школьник “среднестатистический”, или, что хуже – попавший в “менее хорошую” школу могут ограничиться только четырьмя предметами. Правда, подозреваю, что математика и русский язык преподаваться все же будут – в рамках подготовки к ЕГЭ.

Забывают критики и о том, что русский язык и математика изучались и до 9 класса включительно. Довольно подробно проект разобрал [info]_lord_, советую прочитать:

http://users.livejournal.com/_lord_/1543302.html

Интересны две вещи. Во-первых, немалая часть критиков, проходившая в школе литературу, так и не удосужилась прочитать и понять хотя бы часть этого самого стандарта. Лично я сомневаюсь, оказалась ли литература для них хоть чем-то полезна. В их число входят и преподаватели литературы. Видимо, изучение литературы сводится к повторению каких-то определенных мантр про “письмо Татьяны к Онегину”, а читать и понимать написанное – необязательно.

Второе. Под “Открытым письмом” подписываются ученики и учителя известной 57 школы, где все, предложенное стандартом, уже реализовано. Например, в матклассах препохабно ([info]hirou не даст соврать) изучаются химия и биология :) Вообще, так называемые “матклассы” там представляют собой что-то вроде курсов по усиленной подготовке к вступительным экзаменам на мехмат МГУ, соединенных с изучением каких-то азов матанализа (как охарактеризовал их уважаемый мной [info]_wep_, “не анализа, а левого предмета уровня МИСИСа”) – чтобы пятидесятисемиты не вылетели после первой встречи с Владимиром Евгеньевичем :) Чем не “профильное обучение”, если кроме математики, выпускник вообще ничего не знает?

PS Кстати, почитал вчера старые дискуссии с участием wep-а, Гастрита и Alopex-а на форуме MMOnline. Довольно забавно, кстати говоря.

Про подписантов

В моей биографии есть один факт, который приводит кое-кого в бешенство. Выражается он одной строкой: с 2002 по 2005 год я учился в Московской Государственной Пятьдесят Седьмой Школе (МГПСШ). Кое-кто спросит – чем эта школа так замечательна? Наверное, тем, что попала на Лукмор.

Не могу не заметить, что статья на Луркморе в целом правильна. Например, в части про присущий выпускникам сего заведения (кстати, МГПСШ – нечто вроде “торговой марки”, это название сохранится, даже если школе будет присвоен другой номер, тогда получится “Московская Государственная Пятьдесят Седьмая Школа №75″, например) “элитизм” Луркмор вполне себе прав. Если хотите почитать про выпускников 57-й побольше (точнее, про их лучшую часть) – поищите Яндексом комментарии [info]_wep_ в официальном сообществе сего заведения [info]ru_57.

Элитизм пятидесятисемитов (так называются ученики и выпускники) основан на том, что в 57 школе организованы действительно неплохие “матклассы”, где даже чему-то учат, в отличие от подавляющего большинства общеобразовательных учебных заведений. Далее действует “логика”: “я учусь в 57-й, следовательно, я учусь в элитной школе, следовательно, я неимоверно крут”. Если лучшую часть выпускников, которая смогла поступить на мехмат, отучал от элитизма [info]_wep_ (сейчас, к сожалению, он может отучать от него только тех, кто поступил на отделение механики – а таких меньшинство), то у остальных элитизм может сохраняться на всю оставшуюся жизнь.

Особенно поражены элитизмом, отягощенным полной никчемностью, выпускники не-математических классов. Если, к примеру, для попадания в маткласс 57-й требуется уметь решать около 50-60 “олимпиадных задач по математике”, список которых хорошо известен, а решения можно попросту вызубрить, то для “обычных” классов не требуется ничего, кроме проживания в центре Нерезиновой, а для “гуманитарных” – знание слов “Шешонк” и “Ашшурнацарапал-или-как-его-там”. В дополнение к “пятидесятисемитизму” у многих возникает обостренная “патологическая несогласность” – склонность если не к участию, то к одобрению всяких сомнительного толка мероприятий типа “маршей несогласных”. Между прочим, по имеющейся у меня информации, полученной в результате чтения некоторых уютных бложиков, принадлежащих ученикам, в некоторых классах ведется со стороны учителей (!) целенаправленная пропаганда всевозможных “несогласных” и прочей “фиги в кармане”. Например, обсуждение на уроке вопроса “куда валить из этой страны“, плавно возникающего из, предположим, древней истории, в “обычной” школе представить невозможно. А в сабже – запросто.

Вместе с “гуманитарным складом мышления” (сокращенно – ГСМ, что как бы символизирует) получаем настоящий “дровяной склад”, готовый полыхнуть от любой случайной искры. Например, если кто-то из выпускников попрется на какой-нибудь “марш”, или “митинг против точечной застройки”, и совершенно закономерно загремит в кутузку, то десятки “хомячков” разразятся в своих жежешечках “праведным гневом” против кровавой сатрапии, угнетателей и “тандемократов”.

Заметим, что культивируемый в этой среде “кодекс поведения интеллигентного человека” не сильно отличается от воровских понятий, например, в части общения с правоохранительными органами. Например, недавно началось очередное выплескивание праведного гнева по поводу очередной истории.

Не так давно 57-й школе частично передали здание еще одной московской школы, “ликвидируемой” из-за малого количества учащихся. Это сопровождалось несколькими скандалами, попало, кажется, на Газету.Ру и вызвало подозрения в “рейдерском захвате” у “ликвидируемой” стороны. Но все пришло в относительный порядок, некоторые из учителей 57-й стали преподавать и в другой школе, но недавно случился еще один большой скандал.

Некоторые родители написали обращение в прокуратуру по поводу одного из известных в пятидесятисемитской среде преподавателей. Естественно, в 57-й была организована “движуха” с подписями под “письмом в защиту”. Подробностей истории неизвестно, но это не помешало многим из стандартных хомячков высказаться о своей безоговорочной поддержке этого действия.

Конечно, я невероятно далек от всей этой истории. Чисто по-человечески я нахожусь на стороне “своих” – то есть “оклеветанного”, по заявлениям активистов, преподавателя. Но многое мне неизвестно, а многое – вызывает сомнения. Во-первых, аргументация появившихся в ЖЖ и вконтакте “защитников” сводится к тому, что на “нашего замечательного X написали письмо в прокуратуру, где обвиняют в том, что он не учит, а только ставит двойки”. Согласитесь, такие аргументы недостаточны для обращения в прокуратуру – нужны более веские основания. Во-вторых, вспоминается и статья на Газете.Ру о “рейдерском захвате”. В общем, дело темное, и я бы не хотел ставить свою подпись неизвестно под чем.

Что же меня удивило? Это безоговорочная готовность “пятидесятисемитов” поддержать порой малознакомого им человека (далеко не все их поставивших свою подпись – ученики обсуждаемого преподавателя) в деле, подробности которого им совсем неизвестны. Согласитесь, получается что-то вроде “мафии”, со своим “кодексом чести” и готовностью всегда и везде выступить “против” милиции, прокуратуры и вообще “силовиков”.

В общем, готовый заповедник кадров для возрождения диссидентского движения.

UPD Появились некоторые разъяснения по поводу возникшей ситуации. Все довольно банально. Кто-то из особо ретивых родителей в “новой” школе написал в прокуратуру о том, что его чаду ставят совершенно незаслуженные двойки. Как утверждают расказчики, чадо уже в раннем возрасте положило на учебу огромный болт, а преподаватель “пошел на принцип” и отказался натягивать ребенку тройки. Прокурорские, естественно, только посмеялись (а что им еще делать?). Тогда та же жалоба была направлена в РОНО, что для школы и преподавателя несколько пострашнее.

Все равно не могу не заметить, что “пиар-кампания” в “околошкольном” ЖЖ и вконтакте проводилась под знаменем “борьбы против прокуратуры”, что как бы должно было привлечь “профессиональных подписантов”.

Встречи в метро

Какой-то сегодня “день встреч в метро” получился.

С утра еду в универ, на Таганке встаю поближе к дверям, чтобы выйти на Кузнецком мосту. Передо мной стоит парень с тетрадкой в руках, а в тетрадке – до боли знакомые мне буквы про пространства функций L1 и L2, а также про дифференциальные операторы вида L(u)=u”+p(x)u. Учитывая, что моя курсовая – как раз про них, с интересом смотрел, что же там такое написано. Кстати, чел тоже ехал до универа, я видел его там на эскалаторе. Правда, на мехмате я его ни разу не замечал, может, он с ВМК?

А когда ехал домой – видел все на том же Кузнецком одного из преподавателей своей любимой 57 школы при синагоге.

Как говорил [info]eloiz_a, “Москва – все-таки совсем маленький город”.