Про Кристофера Бидвуда Томсона, барона Кардингтонского

Я как-то обещал написать немного про то, как господин из заголовка этой записи получил титул барона. История довольно интересная сама по себе — показывающая роль своеобразного «кумовства» в английской политике 20-х годов, но требующая неких пояснений в духе текстов про «королеву, которая царствует, но не правит» из учебника по английскому для восьмого класса. С них и начну.

Общеизвестно, что в Великобритании с давних времен существует некое подобие «конституционной монархии» (несмотря на то, что конституции у них нет, а есть странная смесь из законодательных норм и «конституционных обычаев»), где власть короля (или королевы) ограничена Парламентом. Парламент двухпалатный, состоящий из Палаты общин и Палаты лордов. Члены первой избираются, члены второй — обладатели дворянских титулов (которые присваиваются монархом), членство в ней пожизненное, и более того — передающееся по наследству вместе с титулом (если таковой — наследственный). В отличие от многих других стран, исполнительная и законодательная власть не разделены — правительство формируется исключительно из членов Парламента, а глава Правительства (премьер-министр), который его и формирует, обычно — лидер большинства в Палате общин.

Теперь мысленно перенесемся в 1924 — или нет, лучше в 1919 год — когда бригадный генерал Кристофер Томсон вдруг решил «пойти в политику». Естественно, что в сильных и многочисленных Консервативной или Либеральной партиях ему было ловить нечего — поэтому он сделал «ход конем» в своей политической карьере — став членом Лейбористской партии (использую тут «транскрипцию» названия, хотя в начале 20-х правильнее было бы называть ее «Трудовой» — именно так воспринимал это название британский избиратель). Разумеется, что на выборах «одномандатников» в 1922 и 1923 он провалился — представьте себе, скажем, «бизнесмена», баллотирующегося от КПРФ. Но вместо участия в каких-то дурацких «выборах» Томсон сдружился с лидером лейбористов Рамси МакДональдом.

Выборы в Парламент в 1923 году завершились тем, что ни одна из партий не могла сформировать парламентского большинства — Консервативная партия получила 258 мест, Лейбористская — 191, Либеральная — 158, остальные партии разобрали оставшиеся 8 мест. К январю 1924 года лейбористы и либералы сумели сформировать коалицию, получив большинство — после чего МакДональд приступил к формированию правительства. Он встал перед довольно сложной проблемой — у него имелась партия, состоящая из социалистов — читай идеалистов-болтунов, из которых нормальную исполнительную власть не сформируешь. Отдавать места в правительстве либералам не хотелось, а в лейбористской партии людей с каким-то минимальным политическим опытом просто не было — и тут совершенно кстати подвернулся Томсон, во время Первой Мировой бывший военным атташе в Румынии и членом британской делегации на Версальской конференции. Это лучше, чем ничего — но оставалась одна проблема — он не был членом Парламента.

Но что не сделаешь для кореша, когда хочешь протащить его в правительство? Премьер-министр Великобритании имеет право представить кого угодно (ну, не совсем, конечно — есть требование в виде «заслуг перед государством» — но оно, в принципе, неформализуемо) к титулу пэра — дающему право на членство в Палате лордов. При формировании своего правительства МакДональд воспользовался эти правом для двух человек — Сиднея Оливье, ставшего Государственным секретарем по делам Индии, и Кристофера Томсона — который занял пост Государственного секретаря авиации. Но если Оливье был уже опытнейшим политиком, еще в 1887 году бывшим «Секретарем по делам колоний» в «парламенте на Черинг-Кросс» — была такая попытка социалистов из «Фабианского общества» поиграть в политику, а с 1890 по 1907 годы занимавшим различные должности в колониях — вплоть до губернатора Ямайки — короче говоря, сложно было найти лучшую кандидатуру на его пост, то Томсон не имел никакого отношения к новой должности. Но быть дружбаном премьер-министра важнее. Томсону предлагали различные посты — вначале — министра иностранных дел, затем — министра обороны, и только потом — должность министра авиации, которая, в отличие от предыдущих, особой ответственности не предполагала и Томсона устраивала полностью.

Немножко скажу о выборе титула — потому что деревня Кардингтон в Бедфордшире — это полный Зажопинск. Дело в том, что одним из первых шагов Томсона на посту министра стало принятие дирижаблестроительной программы 1924 года (которая его и сгубила — в буквальном смысле). Одним из отличий принятой программы от более ранних предложений сэра Деннистоуна Берни было строительство двух экспериментальных дирижаблей — R100 и R101, соответственно фирмой «Виккерс» и Королевским Дирижаблестроительным Заводом (Royal Airship Works), находившимся как раз в Кардингтоне. Соответственно, титул, выбранный Томсоном, был своеобразной «ставкой на успех» программы — и более того, ставкой на то, что построенный на государственные средства корабль окажется лучше. Довольно забавно, что пресса называла строящийся фирмой «Виккерс» R100 «капиталистическим», а «правительственный» R101 — «социалистическим». Своеобразное «соревнование» превращалось еще и в вопрос политического престижа.

К предыдущему абзацу может возникнуть вопрос — а почему титул был выбран еще до того, как Томсон приступил к своим обязанностям, и до принятия программы (в мае 1924)? Тут мы имеем дело с замечательной особенностью британской политики: «оппозиция Его Величества» — или несформированное еще правительство, разницы тут нет — должна быть всегда готова к тому, что она вот-вот станет исполнительной властью, и иметь план действий на ближайшее будущее. Этот «план действий» у Томсона оказался вполне амбициозным, а главное — полностью позаимствованным у Берни, за исключением — вполне вписывающимся в лейбористские представления — государственного участия. Британский историк авиации Питер Мейсфилд, в своей книге To Ride The Storm: The Story of Airship R.101 последовательно доказывающий, что Томсон был замечательным министром авиации, а R101 — превосходным дирижаблем (в обоих утверждениях можно обоснованно сомневаться), иронизирует, что предложения Берни состояли примерно в следующем — правительство дает бешеные деньги фирме «Виккерс» (точнее, специально созданной ради грандиозного попила ее дочерней компании), та строит на эти деньги несколько дирижаблей и сама же эксплуатирует их на коммерческих линиях. «Виккерсу» достаются деньги, а правительству — ничего, кроме «респекта и уважухи». Может быть, внесенный Томсоном элемент «государственного участия» и был логичным — но результаты оказались далеко не теми, на которые он расчитывал в 1924 году.

Ну и закончить эту запись я бы хотел ссылочкой на газетную заметку 1930 года — где в катастрофе R101 обвиняют исключительно правительство лейбористов — и более того, обвиняют его в том, что оно предало интересы социализма и придерживается политики «британского империализма». Как мне кажется, прекрасная иллюстрация принципа «будьте фундаменталистами» из «15 советов тем, кто создает общественное движение» (см. сборник «Уши машут ослом«). Можно как угодно относиться к коммунистам и социалистам любого толка — но надо признать, что это у них получается здорово.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *