А вот про растраты и хищения

Пишут следующее:

Сотрудниками Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России, ФСБ России при содействии Департамента защиты активов Госкорпорации «Росатом» выявлено хищение бюджетных денежных средств, в котором подозреваются работники одного из предприятий атомной отрасли – ГНЦ РФ «Физико-энергетический институт им. А.И. Лейпунского» (ФГУП «ГНЦ РФ – ФЭИ»).

В частности, установлено, что в период с 2010 по 2011 гг. должностные лица учреждения заключили договор с ООО «Энергоинжинирг» на сумму 45 млн рублей для проведения исследовательских работ. В дальнейшем составили заведомо подложные акты о полном выполнении условий контракта, что не соответствовало действительности. После чего перевели указанную сумму на расчетный счет подконтрольной коммерческой организации и присвоили.

У меня нет никакой информации, кроме написанных выше двух абзацев — но я попытаюсь изложить не противоречащую изложенным фактам «альтернативную» версию событий. Предположим, что пресловутому ФГУП «ГНЦ РФ – ФЭИ» обломился какой-то контракт. 45 миллионов рублей за два года — сумма относительно небольшая, ее еле-еле хватит для «жизнедеятельности» фирмы с двумя десятками сотрудников. Но зачем проводить работы силами ООО «Энергоинжинирг» (орфография оригинала сохранена), есть же целый институт?

Сотрудники Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции неявно подразумевают, что фирма существовала лишь на бумаге — а исследовательские работы выполнялись сотрудниками института. На самом деле последние не могли ничего выполнить чисто физически — так как либо пребывают в глубоком старческом маразме, либо все «исследовательские работы», которые ими до этого момента выполнены — это пара передранных из Википедии курсовых. Привлечь же нормальных специалистов институт не может по одной простой причине — оклад инженера или научного сотрудника не превышает 25-30 тысяч рублей (это ФГУП, как-никак). Есть возможности маневра в виде премий, аккордных работ, разнообразных надбавок — но все они довольно эфемерны.

Поэтому довольно распространена следующая схема организации «исследовательских» работ — какой-нибудь ФГУП «НИИ ГиТ», получив контракт на какую-нибудь ОКР или НИОКР, практически полностью отдает его вот этакому ООО «Электроинженегр» — возможно, существующему лишь на бумаге, но имеющему возможность платить своим сотрудникам не 25, а, скажем, 50 или 75 тысяч. Работы выполняются именно этой «карманной» организацией — и, возможно, выполняются хорошо.

Естественно, что все вышенаписанное не отменяет и другой возможности — что «Электроинженегр» ничего не делает, а все деньги ушли его учредителям, по совместительству — руководству НИИ Говна и Торфа. Но по самому факту существования такой организации нельзя сделать никаких выводов о том, имело ли место желание украсть или желание «сделать хорошо». Более того — эти две штуки не будут и «взаимоисключающими», пресловутую «Вятскую лесную компанию» тоже можно назвать «современной структурой сбыта».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *