Архив 23 сентября 2011

Немного позитива

Вот написал я запись про “навек родную Пятьдесят Седьмую” (строчка из “школьного гимна”, подчеркивающего крутость и элитарность 57-й), перечитал пару раз и решил, что уж слишком она ругательная получилась – хотя я и обещал “срыв покровов”. Для поддержания баланса напишу что-нибудь хорошее.

Итак, достоверно установлено, что стремиться в маткласс 57-й не то чтобы бессмысленно, но может в конечном итоге принести разочарование (а может и не принести). Что же делать тем, кто туда попал туда?

В общем, ничего плохого не случилось и восьми- или девятиклассника можно даже поздравить. Конечно, брюзжащий маразматик типа меня может сказать что-то о вреде ранней специализации, но маразматика надо быстро заткнуть. Да и обучение математике, в сущности, это не так плохо. Представляете, что творят дети, увлекающиеся химией? Для них что-нибудь взорвать – любимое развлечение, а математики способны только на написание формул на бумажке.

Хочу заметить, что данная мной характеристика общеобразовательным предметам в 57-й – “честное освоение государственной программы” – она вполне себе положительная. Очень много где даже на обязательную программу просто “забивают” – в лучшем случае учитель оттарабанит параграф учебника и формально поставит какие-то оценки. Правда, стоит учесть, что в последнем полугодии в матклассах общеобразовательную программу все же урезают и “полного” курса все же не получается.

Я говорил и о “внеклассной работе” – всякие там походы “у костра в палатке под гитару” это очень и очень неплохо. Да и поездок по разным городам, пусть даже в эконом-варианте, в обычной школе скорее всего, не будет.

Педколлектив можно охарактеризовать очень хорошо – ну а что еще можно сказать о людях, ездящих с толпой матшкольников (”конюшней”, как говорит Давидович) в такие “эконом-поездки”? Да и вообще, к школьникам относятся не как к надоевшим личинкам человека, которых зачем-то надо еще и учить. Как мне кажется, нет в этом коллективе и свойственного всем женских (точнее, бабским) коллективам впечатления “гадюшника”, где все заняты своими бабскими интригами – видимо, оттого, что примерно половина учителей мужчины (редкость в наши времена).

Я, например, не жалею, что проучился в 57-й три года, хоть и критикую ее :)

Как я учился в школе

Вчера я обещал написать некий “рвущий шаблон” текст про 57-ю школу, где я имел неосторожность учиться. Оказывается, он у меня почти написан – только стоит покопаться в “черновиках” Вордпресса – и все тут как тут. Итак, начнем. Известно это учебное заведение, официально называющееся “Государственное образовательное учреждение Центр образования №57 “Пятьдесят седьмая школа”” довольно многим, а в интернетах – прежде всего участием в любых интернет-спорах, касающихся разного рода “реформ образования”.

Я неоднократно утверждал, что 57-я в этих спорах занимает позицию “пчелы против меда”, так как сама пользуется всеми получаемыми школой от реформ бонусами (разве что ЕГЭ немного спутал карты, так что методы могли слегка измениться – и рассказывать я буду о той системе, которая сложилась в школе до введения единого госэкзамена). Начну с того, что никакой 57-й школы как единого целого нет. В здании в Малом Знаменском переулке фактически сосуществуют две разных организации – условно назовем их “57-я школа” и “матклассы при 57-й школе”. Вторые создали “бренд”, а первые им беззастенчиво пользуются.

Я не зря упоминаю термины из сферы маркетинга. В нашем капиталистическом мире “учителя-бессребренники” (какими они хотят казаться в интернете) прекрасно приспособились и неплохо себя чувствуют. Скажу сразу, что о самой “57-й школе” представление я составил, пользуясь исключительно “открытыми источниками в интернете” (а в матклассе учился сам), то есть форумами бешеных мамаш, озабоченных тем, куда пристроить свое чадо. Будучи обманутыми блеском бренда “57-я школа”, они пытаются пропихнуть детей в эту школу в самый первый класс.

Доля логики в этом поступке есть – в отличие от обычной районной школы, в 57-й собирается более “интеллигентный” контингент (так как центр образования не обязан в первую очередь принимать детей из “своего” района, а 57-й весь набор обеспечивают эти бешеные мамаши). Смертоубийства в школе не происходит, дети более-менее спокойные. Это в какой-нибудь школе с номером наподобие 1937 “Скорая” приезжает, как на работу, а дети в процессе эволюции отрастили настолько мощную черепную коробку, что способны проломить ей несущую стену без ущерба для здоровья. Места для межушного нервного узла в этой коробке, правда, уже не осталось. Нет, я конечно, приврал, но в 57-й стены целые, и это о многом говорит. Но для того, чтобы поступить в 1-й класс, надо отходить на платные занятия “Приготовительной школы”. Мамашки на форумах в бешенстве, но плачут, колются и продолжают жрать кактус. Конкурс по накалу страстей не хуже, чем в престижный ВУЗ. Есть и несправедливо обиженные, и незаслуженно поощренные. Все это многократно перетирается на форумах и очередь из желающих попасть в “знаменитую” 57-ю школу меньше не становится.

А какой же “бренд” создан благодаря матклассам? Дело в том, что выпускники матклассов очень хорошо знают математику и могут поступить в ВУЗ с самыми высокими требованиями. Больше там ничему толком не учат, все обучение происходит в рамках честного освоения государственной программы по соответствующему предмету. В остальных классах не учат вообще ничему. Может, эти тезисы и покажутся кому-то чрезмерно жесткими, но в дальнейшем я эту мысль разовью. Именно к матклассам относится фраза одного из завучей школы, Б. М. Давидовича “Как правило, почти все наши выпускники поступают на различные факультеты (в основном, механико-математический и физический) МГУ имени М.В.Ломоносова или на различные факультеты Московского Физико-Технического Института.” Многим кажется, что пристроив ребенка в 57-ю, они обеспечили ему поступление в эти все еще довольно неплохие ВУЗы.

Разумеется, это не так. Те же мамашки на форумах гневно обличают 57-ю школу, утверждая, что из “обычных” классов в математические попасть практически невозможно. Это действительно так – нынешняя система отбора в матклассы рассчитана на то, чтобы отобрать из пары сотен поступающих 50-60 человек (два класса), которые в дальнейшем будут способны поступить в вышеупомянутые ВУЗы (запомните эту фразу – это и есть критерий отбора).

[info]_wep_ приводил классификацию московских матшкол. Он выделил три категории, основываясь на простом критерии – берем то, что получилось на выходе и сравниваем с тем, что было на входе. Первая категория – “только появившиеся”. Талантливый педагогический коллектив делает из обычных школьников специалистов по физике и математике, с легкостью поступающих в лучшие ВУЗы (что думают об этом сами школьники – неизвестно). Вторая категория – “школы с именем”. Педагогический коллектив может быть уже и не столь талантлив, но благодаря созданной на первом этапе репутации, школа имеет возможность отобрать сильных школьников из числа “поступающих” и приложив меньшие усилия, добиться тех же результатов. Третья категория – “умирающие”. “Специальные” классы еще есть, но очередь в них уже не стоит, так что возможности выбора “лучших” практически нет. Дальнейшая судьба их печальна. Так вот, 57-я школа была отнесена ко второй категории с возможностью перехода в третью в ближайшем будущем.

Даже если родители очень заботятся о ребенке, пристроив его с первого же класса в 57-ю, это еще не гарантирует, что у ребенка будут определенные способности, необходимые для серьезных занятий математикой (по формулировке Давидовича) или же для сдачи вступительного экзамена по математике (что требуется на самом деле). Именно поэтому большая часть матклассов набирается “со стороны”.

Этих математических классов в школе два, набор происходит в 8-й (класс “В”) и 9-й (класс “Д”). Не надо верить написанному на сайте школы о том, что “собеседования” (а по сути – экзамены) в эти классы начинаются только в апреле. Чтобы увидеть, способен ли ребенок заниматься математикой, недостаточно пяти встреч с ним по полтора часа. Для того, чтобы попасть в этот самый маткласс, крайне желательно ходить на занятия кружка (Вечерней математической школы). Во многом благодаря впечатлению от кружка и принимается решение о зачислении или незачислении ребенка в один из классов – экзамен совершенно “неформализованный” и все решения принимаются на основании “мнения о поступающем“, что особо и не скрывается. Кстати, в отличие от Приготовительной школы, ВМШ бесплатна. Это позволяет как раз заиметь достаточное количество желающих, и выбрать из них 50 “умненьких”.

К сожалению, эта система отбора может дать некий сбой, так что в школе предусмотрен и довольно сложный “внутренний экзамен” в конце 9 класса, проводимый дополнительно с итоговой аттестацией. Не сдавшим его “настоятельно рекомендуют” задуматься об уходе в другую школу – чтобы не портить статистику “поступивших в ведущие ВУЗы”. По сложности экзамен сопоставим со вступительным в ВУЗ средней руки.

Чему же учат в матклассах? Разумеется, математике. Ее у нас было (класс “Д”) 8 часов в неделю. Сюда входили “обычные” алгебра и геометрия, а также некий предмет под названием “математический анализ” (4 часа). О нем надо рассказать подробнее. Каждому ученику выдавались листочки с многочисленными задачами. Эти задачи представляли собой разного рода утверждения из “вузовской” математики, которые предполагалось доказывать самим ученикам. Естественно, что сложные вещи разбивались на некоторое количество элементарных шагов, так что все задачи были вполне доступны школьникам. В конце 9-го класса в одном из листочков было приведено “правильное” определение понятия предела (на языке “эпсилон и дельта”, а не “интуитивное” из школьного учебника математики), и в дальнейшем изучался именно “классический” матан. Конечно, были и “необязательные” листочки, выдававшиеся особо продвинутым ученикам, но “обязательная программа” во многом повторяла программу первого курса “вузовской” математики. Как говорил все тот же [info]_wep_, “учили вас левому предмету уровня МИСИСа” – но этот “левый предмет” очень помог пониманию самых сложных разделов математики первого и второго курса мехмата.

Вообще, назначение этого предмета мне прекрасно объяснил мой преподаватель (традиционно его ведут студенты и аспиранты мехмата, бывшие выпускники школы, на класс из 25 человек их приходится шестеро). Когда я в одиннадцатом классе несколько подзадолбался всей этой математикой, Павел высказал мне свое “фе”, упомянув фразу типа “как же вы будете сдавать экзамен?” Я ответил, что на вступительном экзамене на мехмат понятие производной не требуется, на что получил ответ типа “вступительный экзамен – это фигня, а вот потом…” В общем, “потом” все это очень пригодилось. Вместо того, чтобы в первом семестре вникать в бесконечные “для любого эпсилон больше нуля существует дельта больше нуля”, пятидесятисемиты все это знают еще при поступлении. Это своего рода “фора” в сравнении с остальными первокурсниками, не имеющими отношения к “матшколам”. Даже самый тупой пятидесятисемит к моменты выбора кафедры на мехмате (конец второго курса) имеет зачетку с одними пятерками и легко может пойти на любую кафедру практически к любому руководителю.

Весь “школьный” курс математики (включая логарифмы и начала теории вероятности) был пройден к концу десятого класса, причем пройден “честно”. Дальше вместо обычной школьной математики началась усиленная подготовка к вступительным экзаменам. На уроках математики прорешивались соответствующие задачники, а в 3-4 четвертях каждую неделю устраивались “репетиции” экзамена по вариантам прошлых лет. В общем, шла целенаправленная подготовка к поступлению на мехмат или в другой ВУЗ с аналогичными “вступительными” требованиями.

Нельзя не упомянуть про участие в математических “олимпиадах”. Матклассам, кстати говоря, было строго запрещено участвовать в математическом конкурсе “Турнира Ломоносова“. Подразумевалось, что это соревнование для “любителей”, а мы – “профессионалы” (кстати, задания там действительно очень простые и наша “команда профессионалов” в 2006 году оскандалилась, заняв все призовые места – поэтому и запретили). А вот более серьезные олимпиады – “Турнир городов” и Московская неофициально считались “обязательными”. Никто не требовал участия в них, но вот человеку, сознательно не пошедшему на ММО и признавшемуся в этом (”А че я там забыл?”), соученики устроили самую настоящую травлю.

При этом не зазорным считалось и применить “неспортивные” методы. На одной из олимпиад ученики 57 школы зарегистрировались, указав в качестве школ свои “бывшие” и поэтому смогли сесть рядом друг с другом, как “абсолютно незнакомые” люди. В итоге коллективными усилиями все получили призовые места.

Традиционно неплохо преподается в матклассах и физика. Правда, я могу “похвастаться” лишь тем, что физику не знаю вовсе. Выпускным экзаменом “по выбору” я выбрал физику и чуть ее не завалил. Только благодаря хорошему ко мне отношению со стороны учителя мне “натянули” четверку. Правда, к тому моменту я уже занял призовое место в олимпиаде “Ломоносов” (фактически, это досрочно проводящиеся в МГУ вступительные экзамены) и мое поступление на мехмат было вопросом решенным – достаточно написать на “тройку” литературу и я получаю 23 балла из 25. Сразу скажу, что на “тройку” я и написал. Сдавать физику мне пришлось бы лишь в крайнем случае, если бы я завалил этот экзамен, и пришлось бы поступать “куда-то еще”.

Нельзя не упомянуть и “информатику“. Под этим словом понимается так много, что надо расшифровывать, что же изучалось в школе. А программа у нас была неплохой. В девятом классе изучались “Робот” – некое подобие языка Logo, нам на примере шагающего по клеткам робота объясняли такие мудрые вещи, как “инвариант цикла”, RL – диалект Лиспа, ЕМНИП, и Scheme – не тот, что в SICP, а особый пятидесятисемитский язык моделирования схем из функциональных элементов (”VHDL для детей”). Все это описано в книжечке “Программирование: вводный курс“. В десятом классе – Паскаль и основные алгоритмы. Представление о том, что мы должны были делать, можно получить из книги “Программирование: теоремы и задачи“. К сожалению, никто так и не объяснил, почему содержимое первой книжечки намного ценнее всех знаний о Паскале. А в конце 10 класса нас ждал “проект” по программированию – необходимо было самостоятельно написать довольно большую программу. Я делал “еще один” интерпретатор языка Робота из первой книжечки, одноклассники – разные вещи – от тренажера игры в шашки (игравшего довольно сильно, Давидович обыграть его не смог) до всякой ерунды типа крестиков-ноликов на поле 15×15. За две недели я “изучил” в достаточном объеме C и WinAPI и соорудил довольно неплохую, как мне казалось, программу. Впрочем, шашки на OpenGL были намного, намного круче. В 11 классе информатика была только в расписании, вместо нее мы занимались “вступительной математикой”.

Все эти предметы изучаются в таком объеме только в матклассах. В обычных и “гуманитарных” классах (которые мало от них отличаются, разве что набор происходит в 9 класс) математика и физика недалеко ушли от хорошей “обычной” школы. То же самое можно сказать и об остальных предметах. Давайте перечислим.

Химия. Нашему классу “повезло” – классным руководителем у нас была преподавательница химии. Соответственно, этот предмет мы должны были знать. Ну и “знали”. Я, например, делал домашнее задание за 15 минут непосредственно перед уроком, а потом давал списывать. Признаюсь, что пишу я как курица лапой, поэтому благодарные одноклассники нередко принимали Na “в моем исполнении” за N2. Никого не смущало, что в левой части формулы был натрий, а в правой откуда-то появился азот. Это к уровню наших знаний по химии. Всякие занюхивания этилацетата на брудершафт, по-моему, вполне стандартны, так что химических баек травить не буду. А вот одному из наших одноклассников, собиравшихся поступать в ВУЗ с серьезными экзаменами по химии и биологии, учительница крайне рекомендовала найти репетитора – к сожалению, школьной программы по химии в 57 “не осиливают” – во многом “благодаря” Давидовичу, который волевым решением отменяет химию в выпускных матклассах.

Биология, всякие там пестики-тычинки и прочие гульбарии. Дальше засунутой в пасть коровьему черепу сигареты и подписей на плакатах со всякими уродцами биологию не преподают. Правда, и пятерку ставят всем без исключения. В 11 классе биологии по тому же волевому решению Давидовича у нас не было.

География. Тоже 9-10 класс. Показывали на карте город Икутск (что имелось в виду – Иркутск или Якутск – у автора так и не выяснили), рисовали “основную полосу расселения” – в общем, изучали предмет не выходя за рамки школьной программы. К учительнице претензий нет, все вопросы к Давидовичу.

Литература. Все стандартно, разве что… хм… интеллигентски. Например, учительница была уверена в том, что любить поэзию Маяковского просто нельзя. Напоминает древнюю байку с anekdot.ru:

Стоят на пороге школы три ученицы и обсуждают экзамен. Вопрос: “ваш любимый поэт XX века”. Кто отвечал Блок, кто Мандельштам, кто Есенин, кто припомнил Заболоцкого. Одна девочка сказала “Маяковский”, на что соученицы выдали “Дура, его же не репрессировали!”

Впрочем, писать сочинения на три нас научили.

История. Перечисление фактов, затем контрольная работа. Учитель излагал теорию “массового общества”. Если бы я был столь же “идеологически подкован” как сейчас, в 23 года, то на контрольной про “признаки тоталитаризма” (перечислить то, что в СССР были пионеры, в Германии Гитлерюгенд, а в Италии “Балилла”) я бы присовокупил еще, допустим, рузвельтовскую Америку. А так можно ознакомиться со взглядами наших учителей на XX век, благо все опубликовано в интернете. Матклассы на изучение истории забивали и никто им в этом не препятствовал.

Английский язык. А вот его у нас преподавали неплохо. Кроме того, при школе были платные курсы по подготовке к экзамену First Certificate in English. Я отходил год, сдал экзамен и дальше забил на это дело. На “обычном” английском я страдал фигней и всячески клоунствовал. Например, у нас иногда вели занятия настоящие англичане и американцы, не понимающие ни слова по-русски. Думаю, вы догадались, что будет делать в этом случае десятиклассник в преимущественно мужской компании. В параллельной группе такие же десятиклассники доводили молоденьких учительниц до истерики за два-три занятия (играли в карты на уроке и т. п.).

В целом, никаких отличий в преподавании “нематематики” от обычной хорошей московской школы не наблюдалось. Разве что учителям требовалось чуть меньше времени на “воспитательную работу” – но эта заслуга не столько “уникального педагогического коллектива”, сколько того, что контингент в школе специально отбирается. В гуманитарных и, подозреваю, “обычных” классах такая же ситуация и с математикой – карманный историк с трудом сдал ее на “тройку” при всех занятиях дома с мордобоем и рукоприкладством.

Дальше, касательно спецконтингента. Если в обычной школе считается нормальным, когда “Скорая” приезжает в школу раз в неделю, а от 1 до 11 класса не доживает половина, то в 57-й все тихо, как в могиле. Хотя нет, вру, в параллельном классе (”В”) у нас смертоубийство было – одному из учеников проломили череп в поездке в Прагу. Ничего, вроде живой.

Да, насчет поездок. Вообще, всякая “внеклассная работа” в 57-й очень развита. Обычно ученики ездят в разные турпоездки один-два раза в год. Уровень комфорта и тип поездок – разный. Например, Давидович вывозил свой класс в разного рода Европы, жил исключительно в пятизвездочных отелях и так далее. Поездки были обязательны для всех (иначе начинался разговор в духе “если ты плюнешь на коллектив, то коллектив утрется, а ели коллектив плюнет на тебя, то ты утонешь”) и довольно недешевы. У нас был “эконом-туризм”, крайне удобный для руководителей и не очень удобный для учеников. Впрочем, про него я немного рассказывал. Кроме того, были и турпоходы “у костра в палатке под гитару”. В целом, все зависит от руководителя, но скучать не дадут. В гуманитарных (”Г”) классах есть обязательные поездки в Грецию (по местам действия древнегреческих мифов) и в Крым (изображать Индиану Джонса в грязной яме под палящим солнцем). За это твердый “плюс”.

Еще немного о “внеклассной работе”. Со всякими “кружками по интересам” в 57-й плохо. Для 7-8 классов есть ВМШ и ВГШ (Вечерняя Гуманитарная Школа), плюс имеются упомянутые мной платные занятия по английскому. Для старших классов был кружок по биоинформатике (реклама соответствующего факультета МГУ), кроме того, некоторое время работал семинар по иудаике. Почему-то выпускники 57-й в интернетах активно критикуют такой предмет, как “Основы православной культуры”, но при этом предпочитают не замечать совершенно аналогичные вещи “у себя под носом”. Впрочем, для восстановления справедливости я бы ввел кружок по долбославию (оно же родноверие, оно же неоязычество). В гуманитарных классах имеется и другое развлечение. Одна из учительниц литературы, видимо, в молодости хотела поступить в театральный институт, а поступила в педагогический (”ума нет – иди в пед”), но увлечение молодости не забыла и теперь докучает всем школьным театром. Кроме того, на нее возложены “капустники” ко “Дню рождения Школы” (это такое безобразие, когда в актовый зал школы набивается тыща учеников и выпускников, перекрытия скрипят, но пока держат). По-моему, это все.

Подведу некий итог. Хотелось поругаться, а получилось наоборот, хвалебно. Но еще раз повторю, во всем, что не касается математики, 57-я мало отличается от любой другой хорошей московской школы. Как отличить хорошую от нехорошей? Очень просто. Все “хорошие” школы получили статус “центра образования”.

Если кто-то думает, что в 57-й школе очень хорошие, мирные и спокойные ученики – то опыт говорит об обратном. Например, у нас в классе по всем школьным правилам (о чем я упоминал выше) травили одного мальчика, вплоть до “безобидных приколов” типа надетого на голову мусорного ведра. Нет, конечно, стенки головой не проламывают, но очень показательна одна фраза Давидовича по поводу набора в маткласс: “если в классе нет девочек, то класс превращается в конюшню”. Замечу, что это говорит и о том, что справиться с этой конюшней Давидович не может.

В целом, если убрать все “околоматематические” заморочки, то от всех понтов 57-й останется очень немного. Отмечу, что школа хочет работать только с “удобными” для себя учениками, и имеет для этого все возможности. Если злой волшебник перенесет ее, допустим, в Кузьминки и заставит набрать детей “с района” – то “уникальный педагогический коллектив” с такими просто не справится.

В случае матклассов “удобный” ученик – это тот, который уже в девятом классе способен более-менее нормально написать вступительный экзамен мехмата. Собственно, в этом и состоит основной секрет, про который Давидович на сайте ничего не пишет.