Архив июня 2013

Красноглазые и красномордые

По на водке [info]alexkuklin ознакомился с тезисами выступления Игоря Ашманова на Петербургском международном экономическом форуме. К этим высказываниям можно относиться по-разному – но вот это хотелось бы прокомментировать:

В этом, по мнению Ашманова, виновата в первую очередь сама индустрия, которая долгое время не шла на диалог с властью, выступая за неприкосновенность свободы интернета.

Если уж околоинтернетная “отрасль” называет себя индустрией – то для нее крайне желательно уметь отстаивать свои интересы понятным для этой самой “власти” способом. У нас только один Касперский с его КГБшными профдеформациями – лауреат Государственной премии и дверь в Кремле ногой открывает, а все такие из себя современные, прогрессивные и свободомыслящие интернетчики – так те недалеко ушли от красномордых автобарыг из Владивостока с их не менее развитой “индустрией”.

Кстати, об общественном транспорте

Прокатился сегодня на комфортабельном скотовозе Мосгортранса – по маршруту 177, из Жулебино до станции метро Выхино. Поездка вместе с ожиданием автобуса на остановке заняла 40 минут. Для сравнения – маршрутка по практически аналогичному маршруту 535 идет не больше 20 минут; за 45 минут я могу дойти (пешком) от дома до платформы Ухтомская, сесть там на электричку и доехать до платформы Новая (рядом со станцией метро Авиамоторная). Наконец, за час я могу дойти до гаража, завести машину, и доехать до той же Авиамоторной в куда более комфортных условиях, чем во всех вышеназванных случаях – например, громко слушая любимые песни группы Коловрат и даже подпевая :)

Кстати, хочу напомнить, что в США поездка из дома до работы, занимающая более 45 минут, называется Extreme Commuting. Как мне кажется, едва доползающий за это время из Жулебино до Выхино скотовоз – это не общественный транспорт, а издевательство.

Мегабакс на рекламу платных парковок

В Москве уже довольно долго действуют платные парковки – сначала в режиме “эксперимента” – о результатах которого было, по видимому, известно заранее, а с 1 июня – уже на постоянной основе внутри всего Бульварного кольца. Если вспомнить, чем было аргументировано их создание – то речь шла в основном об улучшении транспортной ситуации в центре за счет “дестимулирования автомобильных поездок”.

Есть у этого нововведения и экономическое “обоснование”. Якобы парковочные места в центре города – это ограниченный ресурс, на который есть определенный спрос, и Священный Экономикс требует ввести за него плату, тем самым упорядочивая его использование состоятельными парнями. Предполагается, что разумная плата за такой ресурс избавляет от его дефицита, не давая воспользоваться им всяким там нищебродам. Это прекрасно описанное экономической теорией явление, замечательно “просчитанное” – главное не увлечься и не ввести плату за воздух. Иногда плату за парковку или въезд в центр города называют “пошлинами Викри” – по имени экономиста Уильяма Викри, теоретически обосновавшего подобного рода платежи.

Правда, при любом разговоре об оплате чего-то возникает вопрос – а куда идут деньги (его экономисты из рассмотрения исключают)? Есть некоторые основания полагать, что оплата парковки в москве проходит через какие-то странные структуры – по принципу “а ручки-то жирненькие!” Есть и чисто теоретические возражения на введенную в Москве систему оплаты. Например, декларируется, что парковочный тариф “регулирует спрос”. В работе Викри – чем она ценна для экономической теории – вообще высказывается революционное предложение делать тариф зависящим от востребованности “дефицитного товара”, причем напрямую. Для 60-х годов это было чем-то из области фантастики, сейчас – скорее реальность. Скажем, “плата за пробки”, или congestion charging, именно так и действует – когда желающих ехать “в город” много, проезд стоит дорого; когда дороги свободны – то кататься можно бесплатно. Но предложения сделать парковку в центре бесплатной в ночное время или по выходным так и остались предложениями – хотя они ничем не противоречат декларируемым целям “избавить центр от пробок”. Ночью и по выходным пробок-то нет!

Теперь – новый прикол. Платные парковки собираются – держитесь за стул крепче – рекламировать! Типа, “паркуясь на платной парковке – ты помогаешь обществу!” и тому подобное. Явно видим противоречие декларируемой цели – уменьшить количество автомобилей в центре города – цели реальной – собрать побольше денег.

Кстати, заслуживает внимания и величина суммы, выделенной на рекламу. Она равна сумме, собираемой платными парковками где-то за полтора месяца (по данным Дептранса – кое-кто считает, что сборы с какой-то целью занижаются). Интересно, не станет ли эта реклама “постоянной”?

В общем, факты пока гораздо лучше согласуются с гипотезой “воруют”, чем с “Дептранс заботится о москвичах”.

Алкогольно-мистический дурман

Лазал по интернетам, наткнулся на подборку задачек из “Сборника задач по уголовному праву. Общая часть” под редакцией В. Б. Боровикова. Очень заинтересовала вот эта задачка:

Мотовилов и Саллогуб решили совершить хищение товаров из сельского магазина, находящегося рядом с кладбищем, для чего придумали следующий план. Чтобы им не мешал сторож Крохалев, дежуривший в эту ночь, они задумали его напугать. Было известно, что Крохалев человек суеверный, верит в колдовство, вампиров, белую и черную магию. Для реализации данной идеи Мотовилов раздобыл фосфоресцирующую краску, вымазался ею, нацепил белый балахон и начал изображать из себя привидение. Крохалев, увидев это, испугался и кинулся бежать прочь. Саллогуб беспрепятственно проник в магазин с целью совершения кражи, Мотовилов же остался около магазина, чтобы сторож не вздумал вернуться.

Сторож Крохалев в страхе прибежал к жившим неподалеку приятелям Огурееву и Калитину, разделявшим его взгляды на нечистую силу. Осенив себя крестным знамением, приняв для храбрости по 200 г водки, они изловили «привидение», загнали ему в спину осиновый кол и закопали на кладбище.

Лишь через несколько дней, когда был задержан Саллогуб по подозрению в совершении кражи, выяснилось, что случилось с Мотовиловым.

Дайте юридический анализ данной ситуации:

- Есть ли вина в совершении каких–либо преступлений названных в задаче лиц?
- Какие уголовно–правовые последствия имеет в данном случае заблуждение Крохалева, Огуреева и Калитина?
- Есть ли основания для применения здесь ст. 37 УК (Необходимая оборона)?

Собственно, я ее уже видел – в сборнике Н. Н. Федотова “Милицейские байки” – но именно как байку, без каверзных вопросов про поведение сторожа. Так как сборник баек был издан в 1993 году, когда действовал УК РСФСР, то и про 37 статью там ничего особо не сказано, а изложено все следующим образом:

Страшную историю рассказал мне один сельский участковый из Владимирской области. Двое преступников захотели ограбить сельский магазин. План их был весьма оригинален. Чтобы не мешал сторож, они решили его напугать. Сторож, было известно, человек суеверный, интересуется рассказами про всяких ведьм и леших, которыми его в избытке пичкают знакомые.

Так вот, один из воров раздобыл фосфоресцирующую краску, вымазался ею, нацепил какой-то балахон и должен был изображать в таком виде привидение или покойника. Увидев его ночью, сторож, естественно, страшно перетрусил и кинулся бежать. Пока второй вор обчищал склад, напарник бродил поблизости, чтобы сторож не вздумал вернуться.

А тот в это время примчался к друзьям-собутыльникам и разбудил их. Те, увидев, до какой степени напуган товарищ, поверили ему, а через некоторое время сами захотели посмотреть на вылезшего из могилы покойника. Приняв для храбрости, они отправились к магазину. Покойник бродил поблизости. Но втроём им уже не было так страшно, и они решили расправиться с нечистой силой. Осенив себя крестным знамением, мужики изловили покойника и закопали его обратно, загнав в спину осиновый кол.

Наутро мистическо-алкогольный дурман рассеялся, и обнаружилась кража из магазина.

Действия воров в принципе понятны. А вот вопрос, что же сотворили любители мистики, как нетрудно видеть – несколько более сложный. Так как я ни разу не юрист, то выскажу такое мнение:

- согласно пункту 1 статьи 37 УК РФ, причинение вреда посягающему лицу (то бишь “привидению”) при непосредственной угрозе применения насилия, опасного для жизни обороняющегося (то бишь сторожа) преступлением не является. Соответственно, надо решить вопрос, может ли вылезший с кладбища покойник применить в отношении сторожа опасное для жизни насилие. Вопрос сложный, можно сказать, дискуссионный, так что без труда инквизиторов Крамера и Шпренгера, а также художественного документального фильма “Зомби в кровавом угаре” тут не обойтись.
- второе соображение – по поводу пункта 2.1. Насколько неожиданным было появление “покойника” и мог ли сторож объективно оценить степень и характер опасности нападения? Придерживаюсь мнения, что сторож визита покойника не ожидал, вследствие чего объективно степень опасности нападения не оценил – так что пусть гуляет на свободе.

В любом случае – если покойник грабил магазин, то пока сошлись на том, что сторожу с приятелями светит максимум статья 108. Меньше бухать надо.

А как по-вашему?

Видео с пробега по Садовому

Выложил на Youtube запись с регистратора, которым снимал клубные покатушки по Садовому кольцу:

Оригинальный звук пришлось заменить – потому что концентрация матюков в нем зашкаливает, а мой сайт читают дети. Тщательно подобранный саундтрек почему-то не понравился Ютубу – и тот выкатил мне предупреждение, что показ ролика запрещен в Антарктиде и Германии. Никак происки фашистских недобитков из Новой Швабии?

Вот, кстати, GPS-трек поездочки (хотя москвичам все и так понятно):

probeg

Бизнес-консалтинг

Есть такая область человеческой деятельности, как бизнес-консалтинг. Возможно, на заре ее существования она и была сколько-нибудь оправдана, но теперь – это метод прикрывания тылов топ-менеджерами всяких крупных и очень крупных компаний.

Предположим, менеджеру представительства какой-нибудь крупной международной компании в Северной Нигерии хочется застраховаться от возможного rape session (по-русски – это что-то типа “вызова на ковер”) в ближайшем будущем. Тогда приглашаются консультанты из какой-нибудь крупной и авторитетной консалтинговой компании, проедают сумму порядка нескольких мегабаксов (какие там откаты и прочие “бизнес-премии” – ходят слухи разной степени правдивости), а затем – оставляют “отчет” страниц на 400, которым можно прикрыть очко от разъяренного начальства. Мол, мы все делали по рекомендациям лучших специалистов фирмы “Туалет и Душ”, это все экономический кризис, будь он неладен!

Помогают консультанты и при выходе на фондовый рынок – сам факт их работы с компанией прибавляет “капитализации”, и во многих других случаях. Хотя о том, что из себя представляет их работа – ходят разные веселые байки. Одну из них я услышал на днях.

Представьте себе – СНГшное отделение крупной международной фирмы, продающей свою продукцию в России, Белоруссии, Казахстане и на Украине. Для растраты нескольких мегабаксов были приглашены консультанты из одной из крупнейших консалтинговых фирм. Консультанты побродили по московскому офису, выпили литров 200 кофе, туда-сюда – и убыли восвояси, оставив гостиничный счет за президентские люксы в “Балчуге” и пресловутый отчет – рекомендации в котором сводились к следующему:

- сотрудники в офисе сидят не по фен-шую, имеет смысл выломать двери и создать подобие опен-спейса
- для улучшения логистики имеет смысл построить единый логистический центр для СНГ где-нибудь в центре России, например, в Лесосибирске

Я готов даже угадать, как был получен второй совет. Консультанты взяли карту России, ткнули пальцем ближе к центру и написали название ближайшего населенного пункта. Их не остановило ни то, что в его окрестностях нет ничего, кроме леса и Сибири, ни то, что реэкспорт может подпадать под двойное налогообложение (Таможенного Союза тогда не было).

Естественно, что никто этим советам не последовал – хотя консультанты свой гонорар получили. А когда через полгода директор российского представительства сделал ловкий финт ушами, фактически спасший его от последствий кризиса-2008 – то пустили слух, что это они “предсказали кризис”.

Фоточки с встречи автоклуба

Обновил утренний пост, выложил фотографии и немного переписал текст.

http://shura.luberetsky.ru/2013/06/17/vstrecha-kluba-vladelcev-gaz-3111/

Enjoy!

Узелок на память

Московский велопарад, прошедший 16.06.2013, спонсировала компания Alstom. Пруфлинк:

Официальным спонсором Велопарада в 2013 году выступает компания Alstom, являющаяся мировым лидером в области выработки и передачи электроэнергии и железнодорожной инфраструктуры; компания задаёт высочайшие стандарты инновационных и экологически безопасных технологий. Штат концерна насчитывает 92 000 работников в более чем 100 странах.

http://afisha-lj.livejournal.com/544933.html

Что это за Alstom такой? Это, кроме всего прочего, стратегический партнер ЗАО “Трансмашхолдинг”, членом совета директоров которого с 2003 по 2011 год был нынешний руководитель Департамента Транспорта Москвы Максим Ликсутов. В 2012 году Ликсутов продал свою долю партнерам по бизнесу – в связи с тем, что занял пост в Правительстве Москвы – но, думаю, связей “из бизнеса” не утратил. В принципе, это неплохо объясняет нынешнюю истерию по поводу трамваев.

Считайте это спойлером будущего поста “кто есть кто в урбанистике”. Вскрываются крайне интересные подробности :)

Встреча “Клуба владельцев ГАЗ-3111″

Все выходные потратил на встречу любимого автоклуба (теперь это единственная вещь, которая удерживает меня во вконтакте – потому как лавочку с пиратской музыкой прикрыли). В субботу на пол-дня завис в гараже – приводил машину в порядок, по большей части подкрашивал сколы. В паре мест, где [info]vanchez некошерно нанес преобразователь ржавчины, пришлось счищать последний “всеми доступными средствами” – а так как это средство под маркой Ferox – на самом деле что-то типа грунтовки, то слезают его пятна неохотно. Задолбался до такой степени, что закрыв гараж (где-то около 23:00), забыл ключи в замке.

С “утра” устроили дома форменный обыск – и в результате не придумалось ничего лучше, чем дойти до гаража и с удивлением обнаружить ключ торчащим в замке. Там – очередной сюрприз. Машина как-то некошерно снялась с сигнализации. Можете представить мое удивление, когда при включении зажигания не погасла лампочка АБС (это еще можно пережить, хотя мысли о кабздеце проводки – первое, что приходит в голову), а затем, при прокручивании двигателя стартером, тот ни в какую не хотел запускаться. Слава Богу, что в “Волгах” довольно шумный и хорошо слышный при неработающем двигателе бензонасос! Не услышав привычного звука, я вначале еще больше пал духом (еще бы – полный кабздец проводки!) – а затем обратил внимание на моргающий светодиод сигналки. В общем, из гаража я выехал только в 11:40, а встреча была назначена у МГУ в 12:00.

Приехав на место в 12:15, я, разумеется, обнаружил, что площадка у главного входа в ГЗ МГУ заставлена беспонтовыми бетонными вазами с цветами – ничего общего с автомобилями участников клуба не имеющими. Вообще, я всегда подозревал, что эти бетонные клумбы – это не объект благоустройства, а что-то типа противотанковых заграждений – ну нахрена городить это все из-за нескольких чахлых цветочков? Интересно, от кого обороняться собрались? Созвонился с организатором встречи, договорились собраться на парковке напротив так называемого ДК МГУ – то есть с другой стороны.

meeting

(кстати, все фотачке кликабельны)

Где-то к 12:30 мы собрались уже втроем, а все участники подъехали только к 13:30 – всего приехало 9 машин, один человек добрался аж из Твери, но практически сразу начались традиционные развлечения.

tosol

Для начала – одна из машин, приехав, закипела и налила целую лужу тосола. Застолбив таким образом место, начали делиться опытом, совмещая это с конкурсом “у кого капот выше поднимается”.

highraiser

Секрет успеха в этом нехитром фрейдистском развлечении – замена штатных газовых упоров на “аналоги” от крышки багажника Skoda Octavia.

steclooch

На моей машине коллективными усилиями отрегулировали стеклоочиститель, на другую – перенесли с моей настройки климат-контроля, а еще на двух – занялись полноценным ремонтом, заменой замков и стеклоподъемника.

lock

Наконец-то увидел “настоящий” родной замок фирмы Brano, понял его отличия от “типового фольксвагеновского” – и решил восстанавливать в своей машине “родную” схему управления замками (при установке сигналки у меня установили китайские “активаторы” – с нечеловеческой схемой взаимодействия с родным центральным замком производства все той же Brano). Кстати, кто с умным видом рассказывал, что “в Волге торксов нет”? Есть, ими крепятся замки.

repair

Замена стеклоподъемника – которая в теории должна занимать минут сорок со всеми перекурами – заняла часа три, обивка двери никак не хотела сниматься даже с применением лома и кувалды. Потом выявили косяк при установке, поправили, собрали все обратно… Все это заняло часа три, не меньше. Интересно, кстати, подпадает ли шелуха от сожранных во время ремонта семок под пункт 1 статьи 8.8 КоАП г. Москвы?

militia

Впрочем, проезжавшие мимо милиционеры претензий к нам не имели, а наоборот, с интересом обсудили преимущества “Волги” перед патрульным “Логаном”.

Часам к трем решили сфотографироваться в полном составе “на память”. Для начала – попытались расставить машины поживописней.

half-arc

А потом – еще поживописней.

command

Наконец, выстроив машины в подобие полукруга, все побежали фотографировать их спереди, а я – фотографировать фотографирующих сзади, прячась за гранитным парапетом и клумбами.

back

Спереди все это выглядело примерно так:

pano2

Наконец, все построились для протокольного снимка – но Вано не подвел и тут, решив сплясать лезгинку. В конце концов, чем мы хуже кавказоидов на тазиках?

pano5

Пока стояли у ГЗ – успели посмотреть на зверьков на заниженных тазиках и на модных немецких BMW. Да, беемвешники умеют ставить машины по парковочной разметке (в отличие от нашего цыганского табора), Ordnung muss sein и все такое – но поглядев на облака сизого дыма, остающиеся за произведениями сумрачного тевтонского гения, я понял, что же такое упоминаемый [info]bmwservice “масложор”. Блин, даже двенадцатилетние довольно уставшие “Волги” находятся порой в лучшем техническом состоянии, чем новенькие “бэхи” – и о каком “немецком качестве” можно говорить?

Еще видели китайских туристов – некоторые из которых с явным интересом фотографировали машины. Стоит ждать китайской копии под названием “Янцзы” или “Хуанхэ”?

Естественно, что за время всего этого ремонта, фотографирования и прочей лезгинки народ захотел если и не поесть чего-то, то хотя бы попить. Удивительно, но в воскресенье купить что-то существенное на территории МГУ – это большая проблема. Огромная территория практически вымирает, “Продуктовая лавка” рядом с Кафемаксом закрыта, а в проезде между Сбербанком и поликлиникой можно снимать апокалиптические фильмы – только надо снять ни к селу ни к городу поставленную перед воротами автосервиса (!) жуткую металлоконструкцию для привязывания велосипедов. Что сбегать, что съездить до метро и обратно – это полчаса, не меньше – а еще проблема найти там хоть какой-то ларек, слава Собянину.

Где-то к 17:00 стеклоподъемник засунули на место, успели окончательно проголодаться и порешили, что сначала – совершим маленький автопробег – выедем на Комсомольский, сделаем неполный круг по Садовому, а затем по Ленинскому доедем до Иль Патио. Вообще, столько неадеквата на дорогах, как вчера, я еще не видел. Нет, колонна “Волг”, совершающая жуткие перестроения “все вдруг” без поворотников, паркующаяся в три ряда на автобусной остановке, двигающаяся 40 км/ч по левой полосе – это абсолютно нормально.

parking

Как известно, еще на заводе “Волга” оборудуется встроенным мудаком, поэтому если она нормально едет – то она технически неисправна :) Неадекват – это всякие любители перебежать Комсомольский с ребенком на плечах, или покататься по Ленинскому на роликах во второй полосе. Чем любимые многими велосипедисты лучше вот таких пидарасов – понять затрудняюсь. Им дорожки нарисовали – пусть там и катаются, а на дороги не вылезают.

В итальянской забегаловке, кроме попытки найти лучшее применение макаронам из стеклянной банки-подставки и деревянной крышечке от нее же (идеально подходит под домкрат подкладывать) порешили устроить еще пару “клубных” мероприятий – в июле проводить на ралли “Шелковый путь” ГАЗовскую команду, а в сентябре – провести “всероссийскую” встречу в Нижнем. Единственная среди приехавших на встречу девушка наконец-то обрадовалась, что вся эта бодяга наконец закончится и даже начала улыбаться.

miss3111

Потом обсудили состояние так называемых “федеральных трасс” на маршруте Кунгур-Вологда (привет министру транспорта – больше дорог, больше пробок), где джипы проезжают только с передним мостом, а остальным лучше не соваться вообще и плавно переместились к гаражу живущего поблизости клубовца.

garage

Что такое “гараж” – прекрасно описал Альфред Кох, так что не буду утомлять читателя живописными описаниями этого места. Кроме описанных Кохом занятий – мы разве что оценили хранящиеся запчасти на предмет возможности построить адский корч неопределенной модели, о(б)судили некоего Графа и разъехались только к 23:00.

Проект реконструкции Волгоградского проспекта

Предлагаю стопроцентно действенное решение по избавлению Волгоградского проспекта от пробок.

gost-shit

Достаточно сделать две вещи:

- переименовать его в Сталинградский (в качестве полумеры – можно Проспект Сталинградской битвы, но это не вполне айс, да и дороже – чернил всяких и краски больше уйдет)
- переложить весь асфальт по советским ГОСТам, о чем сообщить огромными плакатами на всех подъездах к нему.

После этого всякие инвалиды перестройки и им сочувствующие будут в ужасе объезжать проклятое место, трафик уменьшится до советских же проектных норм, и все будут счастливы :)

Ну как, можно мне в урбанисты?

Жратва, выборы, стихи Маяковского

В твиттере @golovlev увидел фотографию пачки пельменей с надписью “Голосую за мясо в пельменях!” Ну, сыграли рекламщики на всероссийской выборной истерии, ну, имеют право.

Картинка на пачке показалась знакомой – оказывается, что такую рекламную акцию устроил производитель пельменей под маркой “От Ильиной”, примерно таких:

election-pelmeni

Особенно классно эта фраза про “мясо в пельменях” звучит, если учитывать то, что в последний год это производитель скурвился, и пельмени стали куда хуже. Нет, это еще не “Мириталь”, и не “мясорастительный продукт категории Г” – но тенденция, можно сказать, заметна на вкус. В принципе, хорошая иллюстрация к отечественным голым сованиям.

Но вообще, тема мне понравилась. Например, как вам производитель всяких там бубликов и сушек под названием “Демократическая республика”? Слоган уже готов:

Кому бублик,
  кому дырка от бублика –
Это и есть
  ”Демократическая республика!”

По-моему, вполне ништяк.

Лингвистическое

Сегоднящная запись [info]infowatch заставила вспомнить одну идейку. Всякие лингвисты-идеалисты где-то с середины XIX века активно придумывают “универсальные и международные” языки. Практически все эти языки так или иначе основаны на правилах и словаре “условного европейского языка” – и если для “регионального” языка (типа Словио) это приемлемо, то “международный” язык просто не может быть столь европоцентричным, как, скажем, эсперанто. Внесу свое дилетантское предложение по “универсально понятному всемирному языку” – насколько я знаю, на такое не замахивался ни один лингвист.

Фактически, основная проблема для “правильно устроенного” искуственного языка – это словарь. Вряд ли можно указать набор корней для каких-то основных понятий, который будет равно близок и европейцу, и негру из Африки, и представителю народности мяо-яо. Соответственно, словарь должен быть минимален – и в его качестве идеально подойдут полтора десятка русских “матерных” корней (”матерных” в кавычках, потому что само по себе слово “хуй” ничего, кроме мужского полового члена, не значит – а руганью его сделало лишь определенное ханжество – но это отдельная тема). Добавим несколько русских же суффиксов – и получим язык, которым можно выразить огромное разнообразие понятий – от бытовых диалогов:

— Хуйни хуйни. (Положи каши)
— Хуйня — хуйня. (Каша невкусная)
— Хуйня, хуйни. (Ничего страшного, положи)
— Хуйну, хуйня. (Не волнуйся, уже кладу)
— Хуйня хуйня! (Действительно невкусная!)
— Хуйня? Хуйня! (Невкусная? Да ладно, поешь!)
— Хуйня, хуйну. (Ладно, я не привередливый)
— Хуйни, хуйни. (И то верно, поесть-то надо)

до технических понятий:

weber-carb

Замечу, что этим нехитрым словарем владеет все двухсотпятидесятимиллионное население бывшего СССР, а практика показывает, что его быстро в достаточной степени осваивают носители практически всех языков. По рассказам советских военных специалистов – негры-людоеды в Африке прекрасно осваивали переложенные на мат такие сложные литературные произведения, как наставление к автомату Калашникова или Строевой Устав Вооружённых Сил СССР. Из менее африканско-людоедских примеров – прекрасно иллюстрирует ситуацию нынешний Израиль, где все население ругается между собой исключительно по-русски.

Но легкоусвояемый словарь – это не такое большое преимущество, особенно когда речь заходит о многомиллиардном населении Юго-Восточной Азии. И здесь мы обнаруживаем, что матюги – это типичный “тоновый язык”. Попробуйте прочитать диалог про кашу (можно по ролям). Заметьте, что для того, чтобы не потеряться в “хуйне”, приходится активно изменять интонацию. Но это понятно и европейцу – для которого она означает различные эмоции, и азиату – который привык выражать интонацией значение слов. Из-за практически полного отсутствия словаря слово “Хуйня!”, прочитанное как в шестой строке, означает и вполне определенные эмоции, и что-то типа “да ладно!”.

Кстати, тут видим и неадекватность буквенного письма – иначе не пришлось бы добавлять ремарку “как в шестой строке”. Очевидно, что и графику придется устраивать по азиатскому образцу, с иероглифами.

Короче, лингвисты, ваша очередь.

Природа не терпит пустоты

[info]yuss вслед за Григорием Тарасевичем удивляется вопросам и ответам на ЕГЭ по обществознанию. Мне кажется, что причина – в вынесенном у [info]yuss в первый абзац утверждении:

по большому счету школа — это не комбинат по производству людей, умеющих ставить галочки в правильном месте теста

К сожалению, оба аналитика “отравлены ядом советской пропаганды”. Может быть, когда-то декларируемые задачи всеобщего образования и отличались от “воспитания грамотного потребителя”, но сегодня – имеем приблизительно вот это. А “грамотный потребитель” просто обязан знать ровно ту идеологию, которая удобна для так называемой “элиты”.

Ровно для формирования этой самой идеологии в школах и введен предмет “обществознание”. Думаю, что если переименовать его в “идеологическую обработку” – то суть не изменится. Собственно, любая идеология – это и есть “странный гибрид социологии, философии, права, экономики и психологии”. И содержание обязательной, школьно-ЕГЭшной идеологии, вполне ясно. Нельзя допускать самой мысли о том, что конфликты – это “движущая сила истории”, тем более – мысли о “единстве и борьбе противоположностей”. Нельзя даже упоминать, что есть точка зрения, альтернативная высказанной в ЕГЭшной методичке.

Интересно, что идеологическая обработка продолжается и в ВУЗах. И занимаются ей не абы кто – а люди, “до революции” бывшие преподавателями всякого там марксизма-ленинизма. Вспоминается, например, курс социологии для естественнонаучных факультетов МГУ. Одна из центральных и важнейших тем в нем – работа Макса Вебера “Протестантская этика и дух капитализма”. Но тщательно пересказывая это труд – лектор ни разу не упоминает, что эта работа – своего рода “ответ” на марксистский исторический материализм. Вообще, существование прямо противоположной точки зрения попросту не затрагивается. Впечатление такое, что расчет идет на “эффект утенка” – первая теория, с которой познакомят студента, и должна сформировать его мировоззрение.

Эта игра называется “младенец и черт”. В роли младенцев – школьники и студенты, в роли чертей – превратившиеся в проводников современной идеологии знатоки марксизма. Не надо говорить, что в конституции есть статья 13 – об идеологическом многообразии. “Обязательная” идеология возникла в вакууме, образовавшемся после своеобразного запрета марксизма-ленинизма – и в полном соответствии с теорией Маркса, обслуживает интересы пресловутых правящих классов.

Как нам обустроить Москву, вариант 3…

…или Соединенные Штаты Московии.

Все мы знаем, что Москва это огромная и безумная агломерация. По сути, это много-много маленьких городов, объединённых в один город, и разделённых на административные округа. Вот и надо вместо двенадцати округов Москвы объявить двенадцать Московских Штатов. Соединённые Штаты Московии.

В каждом штате – свой губернатор, в каждом районе – свой шериф. Избираемый. Более того – свои законы. При существующем уровне бюрократии это вполне осуществимо.

http://stani-evileye.livejournal.com/18750.html

В комментариях вносят новые предложения:

ЮЗАО на территории от площади Гагарина до метро “Юго-Западная”- исторический оплот ученых-негуманитариев, а также студентов и преподавателей соответствующих вузов. Марихуана и стволы вещи, конечно, хорошие, но лучше снять все ограничения этического характера на научные опыты в этом штате. Тогда туда устремятся все гики города!

А в Капотне устроим Маленький Техас.

Надо подумать над проблемой рабовладельческих штатов, строительстве невольничьих рынков в Выхино и Перово (с облавами на гастарбайтеров в проходящих поездах) и неминуемого создания Конфедеративных Штатов Московии.

По-моему, заслуживает внимания :)

Про операционные системы

В ходе обсуждения пользовательских привычек и механизмов их формирования у [info]infowatch плавненько перешли к обсуждению разнообразных принципов, реализованных внутри разных операционных систем. Мне кажется, что для ноосферы в целом будет скорее полезно описать мои взгляды на проблему.

Начнем, разумеется, с азов. Любое взаимодействие человека с компьютером укладывается в простенькую схему – человек вводит в компьютер команду, тот что-то делает и каким-то образом выводит результат. Очень важная для понимания сути происходящего вещь – богатство пространств команд и ответов, сравнимое с таковым у “естественного языка”. Это позволяет, например, применять к взаимодействию человека и компьютера слово “общение” – пусть даже и в переносном смысле.

Приведу сразу кучку примеров. Система “лампочка-выключатель” обладает всеми признаками “интерактивной компьютерной системы” – у нее есть устройство ввода, устройство вывода, и даже – какая-то реакция выхода на вход. Но так как пространства “команд” и “ответов” у нее минимально возможные – то и говорить об “общении” с ней – это адская шизофрения. Формально, шизофрения – это и общение с железным ящиком под столом, но оный ящик хотя бы может производить впечатление живого собеседника. Налицо, кстати, диалектический переход количества в качество :)

Перейдем к более содержательным примерам. Для начала – в духе книжки 1958 года “Автоматические цифровые машины“. Ввод здесь – это записанная на перфокартах последовательность команд, вывод – распечатка с цифрами. В разделе этой брошюры, посвященном описанию процесса программирования, описывается шесть команд некоей вычислительной машины. И уже эти шесть команд, вместе с правилами их записи, называются “языком” – пока в кавычках. В более современной литературе это слово вполне заслуженно пишется без кавычек, а “классические” примеры языков, на которых пользователь общается с компьютером – это “текстовые” языки – командная строка Unix, REPL в Lisp-системах, языки программирования типа C/C++/Java/whatever. Тут комментарии, в общем, не требуются. Скажу лишь только, что эти языки пытались даже исследовать методами лингвистики – и вполне успешно. Что более сложно – так это восприятие в качестве “языка” графического пользовательского интерфейса. Но если задуматься – то это тоже язык, состоящий из простых надписей и пиктограмм.

В принципе, сейчас мы вплотную подошли к одному из фундаментальных свойств операционной системы. Все современные компьютеры (за довольно редким исключением) недалеко ушли в плане “машинного языка” от существовавших в 1958 году. Но “язык”, на котором пользователь общается с машиной изменился до неузнаваемости. Не нужно набирать программу с помощью кучи тумблеров или пробиванием перфокарт. Не нужно, в большинстве случаев, заниматься “программированием”. Более того, программирование распалось на “низко-” и “высокоуровневое”. Можно прекрасно пользоваться современным компьютером, умея лишь тыкать мышкой или даже пальцем в нужные места на “экране”. Можно предположить, что в компьютере живет “что-то”, что принимает ввод на одном языке, переводит его на “машинный”, а затем – проделывает обратный процесс с “ответом”. Это “что-то” и называется “операционной системой”. Вот, скажем, определение из книжки Таненбаума:

С точки зрения пользователя операционная система выполняет функцию расширенной машины или виртуальной машины, для которой проще программировать и с которой проще работать, чем с аппаратным обеспечением.

Замечу, что оговорка о “виртуальной машине” очень важна – в очень многих случаях “языки” ввода и вывода в машине, реализуемой с помощью операционной системы, не являются “расширениями” таковых на аппаратном уровне. При этом о ней иногда попросту забывают – например, заголовок раздела, где приводится это определение, у Таненбаума звучит “Операционная система как расширенная машина”. В этом определении можно дойти до определенного “экстремизма”. Например, Windows с установленной Visual Studio – это отличная от “голой” Windows операционная система. Входной язык ее расширяется с помощью некоторого диалекта C++ – поэтому они и разные :) В принципе, ничему это не мешает – так что не будем заморачиваться.

Попробуем теперь описать “языки”, которые поддерживает, скажем, относительно современный дистрибутив Linux “из коробки”. Оказывается, что таковых – довольно много. Для начала – какое-то подобие машинного языка в исполняемых файлах. Затем – C (и даже C++) с POSIX и еще некоторыми расширениями. Обычно доступен и какой-нибудь “скриптовый” язык – типа Perl, Python – да хоть Emacs Lisp! Нельзя забывать и о языке командной строки, и о языке “коротких надписей и пиктограмм”, реализованном в графическом интерфейсе пользователя.

Но все эти “языки” очень серьезно отличаются своими “базовыми” понятиями – в “машинном” языке речь идет о ячейках памяти, в C – о процедурах, переменных и структурах, в Emacs Lisp – о функциях, в командной строке – о каталогах, файлах и командах, в графическом интерфейсе – о папках и документах (несмотря на то, что рьяные линуксоиды отрицают существование последних двух понятий). Эти вещи поддерживаются в архитектуре операционной системы по-разному. Например, во всех Unix-подобных (читай “современных”) ОС “файловая система” с файлами и каталогами – одна из фундаментальных частей архитектуры. А вот документы и папки из графического интерфейса – они реализованы с помощью файловой системы. Следовательно, применительно к “относительно современному дистрибутиву Linux” абстракцию “файловой системы” следует считать более “фундаментальной”, чем абстракцию “рабочего стола”.

В некотором смысле “наиболее фундаментальные” абстракции современной операционной системы лучше всего описываются с помощью языка, который можно условно назвать “C + POSIX” (Windows API с его понятиями тоже в некоторой степени похож на него). Но, как несложно догадаться, можно объявить “фундаментальным” любой более-менее приличный язык взаимодействия человека с компьютером и его абстракции взять за основу. Вернемся к примеру с “рабочим столом”. В “оригинале” – как его видели в Xerox PARC – графический интерфейс типа “окошечки и значки” довольно сильно отлдичается от современных реализаций. На “рабочем столе” находятся значки, представляющие “папки” и “документы”. При щелчке мышкой на значок либо “документ”, либо содержимое папки показывается целиком, в виде “окна”. Вроде бы все прекрасно? Но ровно до тех пор, пока кто-то не углядит параллелей между папками и документами с одной стороны и каталогами с файлами – с другой.

Разница между каталогом и папкой, может быть, и не так ужасна – благо в развитой ФС вполне можно представить и “виртуальные папки” Windows в виде каталогоа, но вот отличия файла в смысле Unix-подобной файловой системы и документа – просто катастрофические. Например, html-файл – это документ? А является ли он документом без кучки картинок (файлы jpg, gif и т. п.)? А один и тот же текст в Word, PDF и HTML – это один документ или три разных? А кучка html-файлов, представляющих собой страничку Васи Пупкина на narod.ru – это один документ или несколько? Можно дать ответы на эти вопросы в рамках абстракции “рабочего стола” – но тогда потребуется отказаться от кучи вещей, которые существуют в “файловой системе”.

Ужасная катастрофа в области всех теоретических наработок в области операционных систем – это появление и триумф UNIX. Его довольно примитивные, расчитанные прежде всего на простоту реализации, решения стали определяющими во всех современных ОС. Более того, трудно даже помыслить “непохожую” на Unix операционную систему (за исключением разве что каких-то IBMовских динозавров). Например, замечательная концепция “обменивающихся сообщениями объектов” и весь связанный с ней объектно-ориентированный подход (в варианте Smalltalk, а не C++/Java) прекрасно ложатся на техническую реализацию в виде микроядерной ОС. Лямбда-исчисление Лиспа, одинаковое представление “программ” и “данных”, изменчивость и первых, и вторых – это лисп-машины или Emacs. Да-да, последний тоже можно и нужно называть “операционной системой”. Но “микроядро” в современном понимании превратилось в “еще одну реализацию Unix”, лисп-машины – в Emacs, появившийся в Xerox PARC прекрасный пользовательский интерфейс с метафорой “рабочего стола” – в его ужасные подобия в Windows и нынешних Linux. Все более-менее жизнеспособные идеи попросту натягиваются на порой слабо совместимые с ними принципы Unix – а затем все голосят о “дырявых абстракциях”.

Из более-менее современных ОС, предлагающих (да пусть даже и на “пользовательском” уровне) альтернативы Unix-подобной файловой системе можно назвать разве что PalmOS – с ее желанием “запихать все в базы данных”, да Apple iOS – где над “файловой системой” надругались самым беспощадным образом. Но в сравнении с теоретическими разработками начала 80-х – это маленькое изменение.

Короче говоря, восприятие Unix как “единственно правильной” операционной системы остановило всякое “экстенсивное” развитие этой области Computer Science на десятки лет. “Интенсивное” развитие – то есть попытки сделать “еще лучший Unix” продолжается, но есть ли в нем смысл – я сказать затрудняюсь.

Спасение рядового велосипеда

По наводке [info]smart_lawyer увидел объявление о продаже велосипеда из московского муниципального велопроката.

sell-bike

Думаю, что настало время всем велосипедистам проявить сознательность! Предлагаю скинуться по малой копеечке, выкупить велосипед у вандала, а затем – добровольно, безвозмездно и торжественно вернуть его любимому городу! По такому случаю я даже готов организовать сбор денег – переводите на Webmoney R487650420207 сколько не жалко. Насобираем 15 тысяч – куплю велосипед, не насобираем – деньги пропью.

А вообще – можно организовать целый некоммерческий благотворительный фонд, который будет заниматься возвратом брошенных или похищенных велосипедов. Сам я готов даже выступить в роли учредителя, директора, Великого Диктатора или кого там еще надо. Уже начал прикидывать бизнес-план, куда первым делом записал следующие пункты:

- аренда офиса категории “Люкс” с видом на Кремль
- покупка большого черного пикапа Dodge RAM 3500 Megacab Longhorn или Mercedes-Benz G63 AMG 6×6 (ну надо же на чем-то велосипеды возить)
- покупка ящика… нет, двух водки Beluga
- организация банкета для благотворителей

Ах да, надо что-то сказать про велосипеды… Да хрен с ними, с велосипедами, у нас и так все хорошо!

Из жизни креаклов

Слышал на днях интереснейшую историю из разряда “их нравы”. В общем, некий мужик лет сорока отроду в декабре 2011 года внезапно осознал свою принадлежность к креативному классу, разругался на этой почве с женой и развелся с “проклятой путинисткой”. Говорят, что тут не обошлось без некоей креаклы, которая охмурила несчастного мужика – да так, что тот развелся с женой и женился на ней. Ну обычное дело, бывает. Тут даже премьер-министр Чехии недавно осознал тщетность 25 лет совместной жизни, что там говорить об обычном расейском мужике.

Детей от первого брака поделили, как совместно нажитое имущество – старшую дочь мужику, младшего сына – бывшей жене. Но тихой семейной идиллии у креаклов не получилось – мужика выкинули с работы, креакла не работала нигде – принципиально не желая работать на благо кровавого путинского режима. Решение было принято быстро – пора валить, продав московскую квартиру. Заканчивающей девятый класс дочери креакл внушил, что лучше быть полулегальным эмигрантом на мандариновых плантациях гостеприимной Испании или солнечного Марокко, чем белым человеком в России.

Так или иначе, но креаклы лелеют планы на то, что хоть где-то на солнечном юге Европы их признают политическими беженцами – с трудом себе представляя, чем же они будут там заниматься. Но на пути креаклов каменной стеной встала “проклятая путинистка”, насмотревшаяся по Первому каналу про то, как “у них негров линчуют”. Она, как мать, желает, чтобы дочь хотя бы получила здесь образование – в чем я с ней согласен, это куда полезнее, чем собирать апельсины под палящим южным солнцем и бичами надсмотрщиков :) Особенно ее “добил” ответ креаклы на то, на какие деньги они собираются жить. Нет, там не было ничего про плантации, там были мечты о том, что они всей креативной семьей будут плести фенечки и продавать их в интернете.

Так как по Первому каналу рассказывают, что интернет – это пристанище нехристей, гомосеков и педофилов, путинистка отказалась подписывать согласие на выезд дочери за рубеж – а бывшего мужа-креакла обвинила в неуплате алиментов на сына. Креаклы поняли, что “пора валить” вот-вот накроется медным тазом, выключили все телефоны, и даже не пускают дочь в школу, забрать аттестат об окончании 9 класса – ведь им прекрасно известно, что в школе угнездились те самые мерзкие тетки в розовых кофточках с повадками жабы, которые фальсифицировали выборы.

В общем, чисто шекспировские страсти. Вопрос к читателям разнообразных пора-валительских форумов и сообществ в ЖЖ – не встречали ли вы там в недавнее время вопросы типа “Бывшая не дает спасти ребенка от ужасов путинизма, что делать, помогите?”

Ах да. С праздником всех празднующих.

Больше дорог – больше пробок?

Среди аргументов секты Свидетелей Трамвая и Велосипедистов Седьмого Дня много разнообразных безапелляционных заявлений, главным обоснованием которых служит авторитет “мировой транспортной науки”. Первоисточники некоторых из них – например, “трамваи и велосипеды – это идеальный транспорт в городах, удобных для жизни” – найти довольно легко, вышеприведенный аргумент позаимствован из книги Яна Гейла. Вообще, выбор книги Гейла в качестве одной из “определяющих” глубоко симптоматичен – она посвящена вопросам благоустройства, а не транспортной политике – и тем не менее, ее дербанят на цитаты “про транспорт”.

Сегодня я расскажу, откуда растут ноги у другой довольно популярной “аксиомки” “мировой транспортной науки” – вынесенного в заголовок утверждения о том, что реконструкция дорог с целью избавиться от пробок бессмысленна – ибо новые дороги привлекают больше транспорта, который создает новые пробки, еще круче старых. Этим тезисом сектанты пользуются, например, когда защищают “свой” проект реконструкции Ленинского проспекта и критикуют “официальный”. При этом они считают его “самоочевидным” – благодаря приведенному выше “объяснению”. Разумеется, это не так – и как мы увидим буквально в следующем абзаце, этому явлению посвящена очень серьезная научная работа – знакомство с которой, к сожалению, для многих ограничилось лишь несколькими страницами с особо пугающими заявлениями.

Замечу, что ни один Кац и ни один Варламов никогда не приводят ссылки на источники своих “транспортных” откровений. Поэтому на источник этого тезиса я вышел случайно, наткнувшись на его упоминание в сделанном по заказу московского Дептранса докладе Пьера Лаконта. Мне кажется, что Вучику с Хотвайтом (а точнее, Кацу с Варламовым) стоило бы поучиться у него, как заниматься “транспортной наукой”. Остап Бендер со своим монологом о Нью-Васюках курит в сторонке. Впрочем, и этот доклад, и подготовленные Дептрансом слайды заслуживают отдельной записи – а нам интересна лишь ссылка на отчет организации SACTRA (неверно датированная 1995 годом). Якобы из этого отчета следует, что новые дороги привлекают больше транспорта, чем добавленная при реконструкции пропускная способность, что и служит “доказательством” бессмысленности дорожного строительства.

Но так ли это? К счастью, в наши обинтернеченные времена любой дурак может найти отчеты SACTRA – или Standing Advisory Committee on Trunk Road Assessment – консультативного органа при Департаменте транспорта Великобритании. В “мировой транспортной науке” эти публикации считаются довольно важными – но отнюдь не из-за установки на “травить автомобилистов”. Нас интересует отчет 1994 года под заголовком “Trunk roads and the generation of traffic“. Думаю, что стоит его подробно разобрать – тем более, что на его примере я покажу отличия кацевской “мировой транспортной науки” от транспортной науки без кавычек.

Замечу, что подтасовки со стороны урбанистов можно видеть, посмотрев только на титульную страницу доклада – речь в нем идет не о внутригородских дорогах, а об автомагистралях, соединяющих города. Может быть, на этом стоило бы и закончить – но, осилив 264 страницы на английском, я бы хотел кратенько рассказать об их содержании.

Доклад посвящен явлению “индуцированного трафика”. Собственно, я уже рассказал, что это такое – при реконструкции дорог их требуемая пропускная способность рассчитывается, исходя из текущей потребности. При этом существует точка зрения, что вскоре после завершения работ оказывается, что новая дорога стала более привлекательной – и ей хочет пользоваться больше водителей, чем было запланировано при разработке проекта. Этот дополнительный трафик, якобы вызванный улучшением качества дорог, и называется “индуцированным”. В 1992 году перед комитетом был поставлен вопрос об этом явлении – а точнее, целых четыре вопроса:

- действительно ли улучшение магистральных автодорог создает “индуцированный трафик”?
- является ли это явление существенным при планировании, разработке и оценке проектов строительства и реконструкции дорог?
- для каких видов проектов это явление следует считать значимым?
- как следует изменить современные методы прогнозирования и оценки для учета этого явления?

Результатом стал опубликованный в 1994 доклад. Первая его часть, состоящая из трех глав, посвящена описанию проблемы – это своего рода “постановка задачи”. Отмечу, что само существование “индуцированного трафика” отнюдь не очевидно – выданное мной объяснение “на пальцах” лишь кажется простым. Вполне возможно, что описанный эффект незначителен или отсутствует – поэтому крайне важно дать ему строгое определение, а уже потом – попытаться обнаружить. В докладе особо отмечено, что автомобильные поездки редко являются самоцелью – и искать причину “индуцированного” трафика следует не в изменениях дорожной сети, а в изменении привычек ее пользователей – в том числе и в появлении новых. Это довольно сложный процесс – своего рода “ответ” на изменения. Формальному описанию процесса принятия решения каждым пользователем дорожной сети посвящена третья глава – где дается строгое определение причин возникновения “индуцированного трафика” в терминах персональных предпочтений.

В четвертой и пятой главах приводятся подтверждения (обращу внимание – не доказательства, а лишь наблюдения, хорошо объяснимые с помощью данной гипотезы) существования этого явления – от исследований 1938 года до более современных работ. В них оцениваются и многие “экономические” показатели – например, эластичность спроса на топливо в зависимости от цены. Основная выдвинутая гипотеза звучит так – пользователи автотранспорта расценивают денежные и временные затраты, как “конвертируемые” – а “обменный курс” можно назвать “стоимостью времени”. Исходя из известных данных, эту величину даже можно оценить. Если рассматривать автомобильные поездки, как “товар” с точки зрения экономики, то их стоимость следует понимать, как сумму временных и денежных затрат.

В пятой главе приводятся еще несколько примеров, например, шоссе М25 – кольцевая дорога вокруг “большого Лондона”, считающаяся одной из наиболее ярких иллюстраций рассматриваемого явления. Описывается и тенденция прогнозов, составляемых при разработке проектов строительства и реконструкции дорог, недооценивать будущий трафик. Вывод, сделанный в этих главах – очень осторожный – и теоретические построения, и исследования лучше согласуются с гипотезой о существовании “индуцированного трафика” – но они не позволяют оценить вклад различных факторов, влияющих на его возникновение. В общем, ответ на первый вопрос скорее положительный.

Тут я хотел бы обратить внимание на осторожность всех выводов, сделанных на данный момент. Именно это, в частности, и отличает науку от “мировой транспортной науки”. Вообще, структура этого доклада, как научного текста, безукоризненна – тут и довольно четкий “автореферат”, кратко излагающий основные результаты, и явно поставленные во введении вопросы, и согласованная с этими вопросами структура, и явно сформулированные выводы – придраться попросту не к чему. Впечатление прямо противоположное комиксам “Городских проектов”.

Третья часть доклада описывает современные (на момент публикации доклада) методы прогнозирования и оценки трафика, и их использование при разработке проектов строительства и реконструкции дорог. Прогнозирование объемов трафика – это один из важнейших этапов разработки такого проекта (как технической, так и экономической его части), поэтому ошибки в нем исправить очень и очень сложно. В седьмой главе как раз описывается влияние этого прогноза на принимаемые планировочные решения – и особо подчеркивается, что в британских “СНиПах” именно прогнозируемый объем трафика является определяющим. Довольно важной можно назвать и восьмую главу – где описываются методы экономической оценки проектов дорожного строительства. Для этого используется анализ затрат и выгод – в самой упрощенной форме этот принцип можно сформулировать, как “стоимость строительства дороги должна быть меньше, чем суммарная выгода для ее пользователей” (выраженная “монетарно”, то есть в денежном эквиваленте). Этот анализ – это ключевой этап при принятии решений, и его хотелось бы описать подробнее.

Если предположить, что количество поездок зависит от их стоимости (то есть спрос на них является эластичным) – то возникновение индуцированного трафика представляется очевидным. К сожалению, простота этого предположения заставляет сомневаться и в его правдоподобности, и в конкретной форме зависимости. Департамент транспорта принял соломоново решение – считать спрос на поездки абсолютно неэластичным. Это позволяет довольно грубо оценить потенциальные выгоды – в предположении, что “матрица поездок”, то есть объем и распределение потоков транспорта останется неизменным. Далее демонстрируется, что это предположение вполне оправдано в случае “беспробочного” движения, а в случае большой загрузки дорог одновременно недооцениваются выгоды, получаемые “индуцированным трафиком” и переоцениваются – для существующего, соответственно, сделать вывод о корректности такой оценки крайне сложно. Предположение о фиксированной матрице поездок, соответственно, оказывается неприменимо в условиях плотного движения, а также (что более очевидно и в доказательствах особо не нуждается) при появлении в результате реализации проекта “принципиально новых” транспортных связей – скажем, при строительстве мостов.

В девятой главе приводится еще несколько примеров, когда существующая процедура оценки выгод оказывается либо неприменима, либо имеются серьезные основания подозревать ее непригодность. Особо стоит отметить, что большинство из них относятся к условиям городского и пригородного движения. Важно отметить, что приводимые в восьмой-девятой главах рассуждения – это качественные, а не количественные оценки. Для того, чтобы ответить на второй и третий вопросы, необходимо применить предположение об изменении “матрицы поездок” к каким-либо существующим транспортным моделям, позволяющим проводить количественный анализ. Ответ на этот вопрос дает десятая глава. Несколько моделей, примененных к осуществляемым в некоторых городах Великобритании проектам, показывают, что при отказе от предположения о фиксированной “матрице поездок” трафик (выраженный, например, в “автомобиле-километрах”) возрастает не сильно – но при этом довольно сильно изменяются оценки затрат и выгод для пользователей дорожной сети. Разница между методами оценивания может составлять до 20-30% – причем “консервативный” метод склонен к завышению выгод в некоторых случаях.

Фактически, в первых трех частях доклада уже даны ответы на первые три вопроса – и неотвеченным остается лишь один – “что делать?” В состоящей из одной главы четвертой части подводятся краткие итоги. Ответы на первые два вопроса в принципе ясны. Ответ на третий вопрос, о конкретных проектах, где следует учитывать “индуцированный трафик”, в явном виде сформулирован здесь. Учитывать его надо в следующих случаях:

- когда дорожная сеть функционирует в условиях близкой к полной загрузки
- когда эластичность спроса в зависимости от стоимости поездок высока
- когда реализация проекта существенно изменяет стоимость поездок

Наконец, в пятой части доклада приводятся рекомендации по необходимым изменениям в существующей практике оценки строительных проектов. Мне кажется, что приводить их здесь смысла не имеет – они достаточно серьезно завязаны на существовавшие на начало 90-х британские методики. Достаточно сказать, наверное, что все они сводятся к признанию неадекватности существующих моделей и необходимости учета “индуцированного трафика” с помощью описанных выше методов для проектов, где это явление было признано значимым. Шестая часть – это просто выписанные выводы из всего доклада, так сказать, “краткая выжимка”.

Как легко видеть, в докладе не описывается “замкнутый круг” типа пробки-расширение дорог-привлечение нового транспорта-снова пробки. Вопрос о пробках там вообще не стоит. Речь идет лишь о методиках оценки проектов в области дорожного строительства. Более того, не делается и далеко идущих выводов о его якобы бессмысленности – напротив, предлагается пересмотреть существующие методы экономического анализа таких проектов. Важно отметить, что речь идет о магистральных дорогах (trunk roads). В докладе не рассматривается “городская” улично-дорожная сеть. Если говорить о наших московских реалиях – то под определение “trunk road” из внутригородских дорог попадают разве что МКАД с ТТК. Больше дорог с подобным функциональным предназначением в Москве нет, есть разве что “гибриды”, сочетающие функции городской улицы и автомагистрали.

В общем, здесь мы имеем дело с типичным враньем урбанистов – причем абсолютно наглым, расчитанным на то, что мало кто полезет проверять ссылки на литературу. Отмечу, что в этом вранье засветился и Пьер Лаконт – возводимый Дептрансом Москвы в ранг большого авторитета. Видимо, для некоторых “мировых транспортных ученых” деньги от Дептранса важнее их собственной репутации.

Кстати, стоит отметить, что ссылки на мифический “доклад SACTRA 1995 года” – с примерно таким же описанием его содержания – фигурируют на нескольких англоязычных сайтах, в основном “экологической” тематики. Вполне возможно, что Лаконт попросту “позаимствовал” описание со ссылкой, не удосужившись проверить само существование документа. Но в любом случае – это “звоночек”, свидетельствующий об исчезающе низкой квалификации “ученого с мировым именем”.

Кац о выборах

В жежешечном сообществе [info]demvybor вчера появилась замечательная подборка из двух цитат муниципального депутата района “Щукино” Максима Каца:

http://demvybor.livejournal.com/527158.html

При всем моем негативном отношении ко всем этим “Демвыборам”, “Яблокам” и прочим КСО – хочу обратить внимание на то, что вся деятельность Каца не имеет никакого отношения к “оппозиции”. Нет, если под “оппозицией” понимать всех тех, кто называет “Единую Россию” “партией жуликов и воров” – то может быть, туда можно записать и Каца – но с такой “оппозицией” делать нечего.

Для полноты картины – дополню парой сегодняшних цитат Каца. Речь идет о выборах мэра Москвы, кандидаты должны получить подписи хотя бы одного депутата в каждом из муниципальных собраний. Кац считает, что “оппозиция” должна провести как можно больше “своих” кандидатов:

По-моему, задача такая: допустить до выборов всех возможных кандидатов, срезав разве что тех, кто неуважительно относится к выборам и использует их для рекламы при любой возможности. Депутаты, на мой взгляд, не должны решать за жителей, кто достоин стать мэром, а кто нет, кто больше подходит, а кто нет: с этим жители разберутся сами.

Соответственно, он осуждает “партийный” подход к сбору подписей:

Совсем иначе обстоят дела с партиями, требующими от депутатов подписи за себя даже тогда, когда от соответствующего собрания уже есть подпись. Тут партия собирается не получить помощь в выдвижении своего кандидата, а воспрепятствовать выдвижению других. В таком участвовать я бы не стал.

Хочу заметить, что для “оппозиции в целом” этот подход – когда сильному кандидату “от власти” противостоят несколько оппозиционных – является заведомо проигрышным. На известных выборах в Омске, где Кац был “начальником штаба” у Варламова, “оппозиция” вначале придерживалась или хотя бы пыталась придерживаться прямо противоположной тактики, выдвинув “единого кандидата”.

В общем, мои маленькие девиантные оппозиционные друзья, задумайтесь – а такой ли Кац “оппозиционер”, каким он себя представляет?

Настоящий биотуалет

biotoilet

Про всякие “венерины башмачки” известно многим – а это следующий этап в эволюции “плотоядных растений”. Нет, питается оно не мышками – а мышиным дерьмом, причем сладкий нектар на листочке содержит слабительное – чтобы мышка слизывала его с пользой для растения. Интересно, может ли современная вейсманистско-морганистская биология выращивать “биотуалеты” семейства Nepenthaceae человеческого размера?