Архив 6 мая 2013

Транспорт в городах, удобных для жизни

Попробовал сформулировать в Википедии свои претензии к использованию термина “урбанистика“. Результат закономерен – бессрочная блокировка за провокационный вклад, откат изменений, уничтожение вновь созданной страницы обсуждения с неудобными вопросами, блокировка диапазона IP-адресов на три месяца. Выход, похоже, один – самому становиться “урбанистом”, писать всякий бред и затем – пропихивать в Википедию под видом “авторитетных источников”.

В отличие от многих так называемых “урбанистов”, для начала я сподобился прочитать возведенную ими в ранг Библии книгу Вукана Вучика “Транспорт в городах, удобных для жизни”. Вообще, книжка производит странное впечатление – особенно в ее русском издании, но обо всем по порядку. Очень похоже, что выбор ее в качестве “универсальной книги по всем вопросам транспорта” очень выгоден в первую очередь для всякого рода манипуляторов – что еще сильнее укрепило мою уверенность в том, что отечественная “урбанистика” развивается конкретными людьми в их нехороших целях. Короче, полная теория заговора.

Я не зря упомянул, что читал русское издание – оно снабжено предисловием и комментариями Михаила Блинкина и “нулевой главой”, написанной Вучиком специально для этого издания. Они очень интересно дополняют основной текст книги, но чтобы не портить впечатление – начну с начала, то есть с названия. Тут мы сталкиваемся с одним очень интересным “манипулятивным” приемом. Термин “город, удобный для жизни” (или livable city) имеет вполне конкретное значение – но с ним мы не познакомимся до второй трети книги. В первой же главе предлагается поверить Вучику на слово, что такие европейские города, как “Брюссель, Мюнхен или Осло” оказываются более “удобными”, чем американские “Детройт, Даллас или Сан-Хосе” (предлагаю при этом привести данные по численности населения в этих городах). Все это “подтверждается” фотографиями фривеев Бостона и велодорожек Эйндховена. Затем следует “исторический” обзор американской транспортной политики с 1920-х годов. Важно понимать, что Вучик – американец, и писал книгу, опираясь прежде всего на опыт США. Это не “универсальный” труд, а прежде всего описание некоторых сугубо американских проблем. Именно им, например, и посвящена первая глава – своего рода “постановка задачи”.

Вторая глава (в ее “теоретической” части) была довольно неплохо пересказана небезызвестным Кацем, причем тот старательно уклонился от некоторых спорных вопросов. Если же открыть книжку – то кое-какие несуразности вылезут на поверхность. Начинается глава вполне мирно – с констатации того факта, что городской транспорт является системой, с перечисления различных видов этого транспорта, их преимуществ и недостатков. Это, кстати говоря, очень полезно для американских читателей – многие из которых действительно видели трамвай только на картинках. Из несуразностей – приводится диаграммка, где точки, соответствующие различным видам транспорта, приводятся в координатах “затраты-эффективность”. Что понимать под эффективностью – непонятно, приводится лишь комментарий “скорость, провозные возможности, комфорт”. Это уже первый шажок к манипуляциям. Вместо рассмотрения комплекса факторов вводится один “общий” показатель, связанный с ними непонятной зависимостью.

Дальше – больше. Для пущего наукообразия кратко излагается сформулированная Уордропом теория равновесия индивидуальных предпочтений и социального оптимума. Здесь снова сталкиваемся с подменой термина его “наивным” пониманием. Под “социальным оптимумом” понимается точка (то есть какой-то набор параметров системы), в которой достигается минимум средней отрицательной полезности для всех пользователей транспортной системы. Как я недавно заметил, экономисты вообще склонны к этому приему – давать какое-то удобное для анализа определение “этическому” понятию, всесторонне изучать это определение, а затем делать далеко идущие выводы. Случай с “социальным оптимумом” – как раз такой. Этому понятию можно дать огромное количество определений, и теория отрицательной полезности – лишь одно из них.

Если кто-то сомневается в предыдущем абзаце – то приведу несколько определений, каждое из которых в каком-то смысле ничем не хуже вышеприведенного. Первое. “Социальным оптимумом” транспортной системы назовем такую точку, в которой время, затрачиваемое Императором Манчжурии Пу И на поездку из императорского дворца в правительственный аэропорт, минимально. Второе. Социальный оптимум – эта та точка, в которой объекты транспортной инфраструктуры занимают наименьшую площадь и оказывают наименьшее влияние на окружающую среду. Третье. Социальный оптимум – это та точка, в которой достигается наибольшая протяженность велодорожек. Четвертое… Хотя, я думаю, вы вполне поняли идею. Определение “от отрицательной полезности” отнюдь не единственно возможное, а разные (быть может, “гипотетические”) общества могут придерживаться совершенно разных взглядов. Естественно, что если определять не “социальный оптимум”, а “оптимум по Уордропу” – то все рассуждения останутся в силе, но исчезнет никому не нужный пафос.

Дальше идут тщательно пересказанные Кацем рассуждения о “точках равновесия” с красивыми графиками – поразительно хорошо напоминающими графики “спроса и предложения” из первой главы любого учебника по экономике. Не буду на них подробно останавливаться, замечу лишь, что некоторые явления Вучиком проигнорированы – например, график зависимости “затрат” от пассажиропотока на общественном транспорте при очень большом пассажиропотоке начинает возрастать (правда, для США это неактуально). Замечу еще, что модель представляется явно упрощенной – годящейся для случая “все едут из пункта А в пункт Б”. Интересно то, что в последующих главах Вучик умудряется и раскритиковать модели такого рода:

Уже неоднократно было продемонстрировано, что использование затрат в качестве единственного критерия сравнения видов транспорта, предлагающих различные виды услуг, фундаментально неверно. (При должной настойчивости в результате таких сравнений можно прийти к выводу, что оптимальными видами городского транспорта являются велосипед и мотоцикл.) И, наконец, нельзя анализировать перемещение 40 тысяч человек по одному транспортному коридору на автомобилях в центр города без учета физической проблемы сооружения 30-полосного фривэя с соответствующим количеством примыканий и 32 тыс. парковочных лотов. Не будем даже обсуждать вопрос, насколько город, наполненный столь монструозными сооружениями, будет удобен для жизни!

Если ваша “библия” наполнена такого рода противоречиями – то вы с успехом сможете доказать, что белое – это черное, а черное – это белое.

Продолжая противоречить самому себе, Вучик в следующем параграфе придумывает еще один критерий для сравнения различных видов транспорта – а именно, “пространство-время”. Например, если автомобиль системы “баржа” стоит в течение восьми часов на одном месте, занимая при этом 15 кв. м., то он “настоит” на 120 “метрочасов”. Если же его владелец в это время катается в обществе десятка бомжей в головном вагоне поезда метро по Кольцевой линии, то он накатает всего-то 30-40 “метрочасов”. А если поступиться индивидуалистическими принципами и кататься в битком набитом вагоне – то тут выйдет всего-то 2-3 “метрочаса”. Правда, применение этой, без сомнения, оригинальной единицы измерения, Вучик обходит стороной – уже в следующем параграфе предлагая все свести к одному параметру – к выраженным в денежном эквиваленте затратам.

Это называется красивыми словами “интернализация экстерналий”. Звучит красиво – почти как “экспроприация экспроприаторов”, но давайте переведем это на русский. Экстерналии в экономике – это “внешние” факторы, которые не учитываются в “товарно-денежной” модели этой науки. Из того, что экономика считается наукой, описывающей явления реального мира, существование экстерналий следует незамедлительно – иначе она являлась бы “всеобщей теорией всего”. В этом нет ничего плохого – но эти “экстерналии” делают экономический анализ многих явлений невозможным. Фигня вопрос! – авторитетно заявляют экономисты – и приписывают таким явлениям, как, скажем “транспортный шум”, какую-то цену в долларах (рублях, тугриках, и прочих фантиках). После этого все “экстерналии” становятся экономическим явлением, которое можно изучать подсчетом баксов.

Дальше, произвольно приписав стоимость всевозможным отрицательным явлениям, Вучик объявляет, что это не высосанные из пальца доллары, а субсидии автомобилистам со стороны общества. Очень хорошая штука, позволяющая обложить автовладельцев дополнительными поборами на благо общества государства отдельных представителей государства со счетами в кипрских оффшорах. Думаю, что это вообще одна из самых “продуктивных” мыслей во всей книжке. Кстати, замечу, что воздух тоже давно пора продавать за деньги.

Третья и четвертая главы менее интересны – это обзор американских транспортных ошибок и “правильных”, с точки зрения Вучика, явлений в области транспортного планирования в Европе. Стоит обратить внимание лишь на ряд комментариев, уличающих его в фактических ошибках и неточностях. В плане “урбанизма” интереснее пятая глава – “Ходячие предрассудки по поводу городских транспортных систем”. Грубо говоря, это что-то типа FAQ. Враги урбанизма высказывают какое-то мнение – а ты им пару абзацев контраргументов. Наверное, это самая спорная часть всей книги – потому что в искусстве срача Вучик иногда допускает непозволительные ошибки. Но что интересно – тут можно найти возражения и на тезисы, высказываемые в интернетике “урбанистами”. Правда, остается впечатление, что тут специально подобраны “удобные” вопросы, а вынужденное отсутствие второй стороны спора заставляет поверить в аргументацию Вучика. На многие из его “ответов” можно вполне аргументированно возразить. Стоит обратить внимание и на то, что в этой главе очень много штатовской специфики. Некоторые онлайн-урбанисты на это не обращают внимания, и в своей борьбе с ветряными мельницами приписывают “чисто американские” заблуждения своим оппонентам. Выглядит это все забавно.

В шестой главе наконец-то вводится понятие “города, удобного для жизни”. Для того, чтобы город считался таковым, достаточно трех пунктов: гуманитарной ориентации города и дружественной к человеку городской среды, экономической жизнеспособности и эффективности и социального благополучия. В общем, утопический жанр во всей красе. Далее формируются требования к транспортной системе – а затем, тоже в очень общих словах, описываются преимущества интермодальных транспортных систем, где сочетаются различные виды транспорта. Снова напомню, что Вучик описывает прежде всего американские реалии – где считалось и считается, что один только автомобильный транспорт может обеспечить потребности города. Именно поэтому в последующих главах уделяется особое внимание повышению привлекательности общественного транспорта.

Вроде бы все красиво и изложено с достаточной степенью убедительности? Но не надо забывать, что Вучик не имел в виду российские города в целом и Москву в частности, когда писал свою книгу. Все, что он так красиво излагает, относится к США. Вучик немного затрагивает российскую специфику в “нулевой” главе, но он не владеет фактическим материалом и в основном эта глава служит своего рода конспектом содержательной части книги. Некоторые “российские” проблемы формулируются, и провозглашается то, что развитие городского транспорта у нас повторяет мировой опыт пятидесятилетней давности. Самая мякотка в русском издании – это предисловие Михаила Блинкина.

Я не зря отложил рассказ об этой части книги в конец. Дело в том, что Вучик неявно использует в своих рассуждениях какие-то заранее известные факты – типа “Волга впадает в Каспийское море”, “жилые и офисные здания обеспечены необходимым числом парковочных мест”, “улично-дорожная сеть составляет около 30% городской территории” – и многие другие. Какие-то из них, не спорю, верны – но лишь в США. Основываясь на них, Вучик дает разнообразные рекомендации, типа “надо обеспечивать лишь разрешенный максимум парковочных мест” или “демонтаж дорог может привести к улучшению транспортной ситуации”. Но многие отечественные “урбанисты” не задумываются, откуда берутся эти советы! Следовать им в отечественных условиях – все равно, что прописывать лечебное голодание дистрофику. Если не выполняются исходные посылки – то нет смысла следовать рекомендациям. Собственно, из описания ситуации с транспортом в Москве и состоит предисловие. Если в американских реалиях построение “интермодальных транспортных систем” превращается в борьбу против избыточной автомобилизации, и воспринимается, как “антидорожный пафос”, то у нас ни автомобильная, ни “общественнотранспортная” инфраструктура просто не развиты в достаточной степени. Внимательный читатель просто обязан увидеть рассуждения Блинкина о рекордно низкой связности московской улично-дорожной сети и сделать выводы.

В итоге – да, “Транспорт…” – интересно написанная книжка с довольно нетривиальными выводами. Но очень многие из этих тезисов “доказываются” не вполне корректными способами, а к тому же – исходя из посылок, неприменимых в отечественных реалиях. Еще раз повторю, что возводить ее в ранг “нашего всего” может только человек, заинтересованный скорее в каких-то манипуляциях, чем в вопросах городского планирования.

Твиттерное

Можно ли при выращивании “органической” картошки топить колорадских жуков в керосине?