Архив 28 февраля 2013

Шериф, Цапок и батька Махно

Прислали ссылочку на пару стетей – про азы теории игр, “Дилемма безбилетника“, и про помянутую мной в записи “Про американцев и коммунизм” “Tragedy of the commons“. Мол, вот ты тут такой пишешь про анархическую революцию в Техасе, а умные люди говорят, что все это хрень. Типа, цитирую “Дилемму безбилетника” – “Вот так (то есть хреновато) работает человеческое общество, в котором индивидуумы движимы стремлением наиболее простого достижения личной выгоды и слабо ограничены взаимными договоренностями”.

В чем ошибка и в цитате выше, и в рассуждениях о “трагедии общин”? Общество представляется в виде “простой суммы” отдельных индивидуумов, каждый из которых “движим стремлением достижения личной выгоды”. А тем не менее, пример исторического общинного землевладения показывает, что простой суммой тут и не пахнет – и эти “отдельные индивидуумы” способны организовываться для максимизации пресловутого “общественного блага”. Та же “дилемма заключенного” применима лишь в случае, если оба бандита – это мелкие гопники. А “организованная преступность”, типа мафии с ее омертой – кодексом молчания – находит способы заставить обоих молчать на допросе, то есть принуждает их к рациональному решению. Оказывается, что общество – это не “простая сумма” индивидуумов, а способ их организации.

Каковы два типичных заблуждения, две крайности? Первое – в том, что единственным способом этой организации является создание тоталитарного государства, то есть структуры с правом на насилие, контролирующей все без исключения стороны жизни общества. Второй – что все разрулит только “невидимая рука рынка”. Сторонники первого обычно называют себя коммунистами, сторонники второго – либералами. В обоих случаях существование такой штуки, как “общество”, полностью отрицается. А ведь, как писал классик марксизма-ленинизма, “жить в обществе и быть свободным от общества нельзя”.

Возьмем, например, простую и одновременно типичную проблему – есть, условно говоря, коттеджный поселок, в нем есть нерадивые хозяева, которые мусорят на своих участках, приводят их в скотское состояние и вообще, раздражают более приличных соседей. Как предлагают решать эту проблему условные “коммунисты”? Надо внести в КоАП статью “За скотский вид придомового хозяйства”, создать специальную инспекцию, которая будет ходить, контролировать и наказывать. А условные “либералы”? Они вообще проблему решать не будут. После того, как невидимая рука рынка уронит цену загаженных участков ниже плинтуса, любители мусорить вымрут сами. Что случится с их соседями – это неважно. У каждого же есть священное право частной собственности? Про то, как проблема решается на самом деле – я уже довольно давно писал.

Местный “актив” или добропорядочные соседи сначала примут что-то вроде нашего “Устава дачного некоммерческого товарищества” – в котором будет прописано, что делать можно, что нельзя, и что за это будет. Потом – будут следить за порядком, а нарушителей местный шериф (кстати, выбранный самими же жителями) будет жесточайше наказывать. Вся эта структура, кстати, сложилась в Штатах при полном отсутствии государственной власти, как ее понимают у нас. И первые “поселенцы с Мейфлауэра”, и всякие последующие мормоны и пионеры Дикого Запада от этой самой власти бежали куда подальше. При этом они не превратились в обезьян – как предрекают условные “коммунисты”, ни полностью “обособились”, как предрекают условные “либералы”. Напротив, вместо назначенного королевской властью шерифа в Англии американцы придумали шерифа выбирать – и в принципе, неплохо с этим справлялись.

Как-то в комментариях tinium, на описание “коммунизма по Марксу” заявил:

ваш коммунизм предусматривает институализацию т.н “агрессивного насилия”, т.е такой порядок вещей, когда насилие может быть применено к человеку, который до этого насилием не занимался, а лишь зангимался трудом и добровольным обменом

Тут содержится огромная ошибка. Институализацию насилия – то есть создание государства – предусматривают все общественно-экономические формации, кроме как раз-таки коммунизма. На этапе построения коммунизма государство как раз отмирает. Вышеприведенные примеры показывают то, что общество вполне может само порождать структуры, выполняющие роль государства – и вообще, само по себе является аппаратом насилия. Продолжая цитату классика – “если ты плюнешь на коллектив, то коллектив утрется, а если коллектив плюнет на тебя, то ты утонешь”.

Что это за “структуры, выполняющие роль государства”? Можно вспомнить вынесенного в заголовок Цапка. Когда того заарестовали, то вышло некоторое количество газетных статей, в которых сравнивали Кущевку “до” и “после” – при этом находя в ситуации “до” и довольно положительные стороны. Пресловутая “банда Цапка” была в некотором смысле гуманнее любого государства. Я в свое время задавал риторический вопрос – “Думаете, участкового и прокурора будете выбирать “вы”? Нет, вам предложат увлекательный выбор между кандидатами от продажных ментов и местных бандитов.” Никто, подчеркну, никто не смог честно сказать – “да, не вижу ничего плохого в том, что буду выбирать кандидата от бандитов”.

Вообще, чем Цапок принципиально отличается от великого практика анархизма Нестора Махно? Я думаю, что окажись он в 1917 году – то стал бы “батькой” ничуть не хуже. В любом случае, умопостроения и условных коммунистов, и условных либералов имеют слабое отношение к реальности. Вместо государства, тотально контролирующего все и вся, и вместо “невидимой руки рынка”, проблемы более-менее успешно решались совершенно другой по своим задачам структурой. Отсюда недалеко и до полного “самоуправления” (все побуждения к которому у нас полностью убиты). За неимением оного – сойдет и “батька”.