Архив 26 февраля 2013

У любой ошибки есть имя и фамилия

Как-то раз я, в порядке троллинга, объяснял в сисадминской тусовке, что если письмо было зарезано спам-фильтром из-за содержащегося в нем слова “Виагра” – то это не ошибка отправителя, а ошибка спам-фильтра (точнее, того, кто его настраивал). Удивительно, но осознать простой факт – спам определяется не срабатыванием тех или иных фильтров, а простой фразой “рассылка рекламы или иных сообщений лицам, не выражавшим желания их получать”, сисадмины не в состоянии. При этом ошибка первого рода (”фильтр пропустил рекламу”) почему-то считается ошибкой фильтра, а ошибка второго рода (”фильтр прибил нужное письмо”) – ошибкой отправителя. Как он, сволочь такая, посмел написать что-то похожее на спам?

Какая из ошибок хуже? Вообще, в информационной безопасности всегда особое внимание уделялось доступности информации. Ошибку второго рода в случае с электронной почтой при желании можно подвести аж под 274 статью УК:

Нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи охраняемой компьютерной информации либо информационно-телекоммуникационных сетей и оконечного оборудования, а также …, повлекшее уничтожение, блокирование, … компьютерной информации, причинившее крупный ущерб – наказывается …

Наказывают там очень неслабо, был бы крупный ущерб. Спам в сравнении с таким ущербом – так, мелкая неприятность. Но вот осознание того, что недоставленный e-mail – это хуже, чем просочившийся через фильтр спам, либо недоступно среднему сисадмину, либо вызывает у него тягу к “рационализации” этого и перекладыванию ответственности на других.

К серьезным вещам сисадминов подпускать вообще нельзя. Вот, например, полюбуйтесь:

support@gosuslugi.ru
SMTP error from remote mail server after initial connection:
host mail4.rt.ru [87.226.159.14]: 554-mail4.rt.ru
554 Your access to this mail system has been rejected due to the sending MTA’s poor reputation. If you believe that this failure is in error, please contact the intended recipient via alternate means.

По каким-то абстрактным критериям (”sending MTA’s poor reputation” – ну это же просто смешно!) неизвестный нам сисадмин на ростелекомовском сервере ограничивает доступ граждан к госуслугам. Откуда берется эта “репутация”, почему “все MTA равны, но некоторые равнее” – неизвестно. Жаль, что в 136 статье УК признаки, по которым осуществляется дискриминация, ограничены таким вот списком:

Дискриминация, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, совершенное лицом с использованием своего служебного положения …

Разве что место жительства можно притянуть, да и то не всегда.

Про американцев и коммунизм

В разнообразных онлайн-дискуссиях неоднократно обнаруживал, что у американцев очень странное понимание слова “коммунизм”. Наверное, его можно сравнить с тем, как у нас понимают “фашизм” – с той лишь разницей, что среднестатистический отечественный “обонлайненный” гражданин вполне может научиться различать итальянский фашизм, немецкий национал-социализм, отечественных гитлеропоклонников и прочие похожие явления. Большого ума для этого не надо, все доступно интересующемуся предметом человеку с самыми базовыми знаниями.

С “коммунизмом” – ситуация совершенно противоположная. В “постоянное запоминающее устройство” американца намертво прошиты “аксиомки” типа таких: “коммунизм – это отнять и поделить”, “коммунизм – это кровавая диктатура” и “коммунисты убили миллиарды, а чем можешь похвастаться ты, %username%”? Можно только удивиться качеству пропагандистской работы в США. Даже люди, называющих себя “анархистами” или “либертарианцами”, и при этом достаточно образованные, не могут внятно и доступно изложить основы “конкурирующего” учения – не говоря о том, чтобы аргументированно и серьезно говорить о его слабых сторонах. Подозреваю, что эти “анархисты” не знают даже фамилий Бакунина или Кропоткина. Предложение прочитать для понимания происхождения русского коммунизма того же Бердяева (благо имеются переводные издания, доступные в интернете), вызывают странную реакцию.

Вот, кстати, пример приведу. Есть такой Эрик Реймонд, более известный, как автор эссе “Собор и Базар” о разработке “свободного” программного обеспечения. Сам себя он называет “анархистом”, а пишет следующее (”Волшебный котел“):

Hardin famously asks us to imagine a green held in common by a village of peasants, who graze their cattle there. But grazing degrades the commons, tearing up grass and leaving muddy patches, which re-grow their cover only slowly. If there is no agreed-upon (and enforced!) policy to allocate grazing rights that prevents overgrazing, all parties’ incentives push them to run as many cattle as quickly as possible, trying to extract maximum value before the commons degrades into a sea of mud.

Most people have an intuitive model of cooperative behavior that goes much like this. The tragedy of the commons actually stems from two linked problems, one of overuse and another of underprovision. On the demand side, the commons situation encourages a race to the bottom by overuse—what economists call a congested–public-good problem. On the supply side, the commons rewards free-rider behavior—removing or diminishing incentives for individual actors to invest in developing more pasturage.

The tragedy of the commons predicts only three possible outcomes. One is the sea of mud. Another is for some actor with coercive power to enforce an allocation policy on behalf of the village (the communist solution). The third is for the commons to break up as village members fence off bits they can defend and manage sustainably (the property-rights solution).

Речь идет о так называемой “трагедии общин” – чисто теоретическом построении, связанном с колективным использованием “общего ресурса” (в примере – пастбища). Несмотря на свою теоретическую природу, это умозрительное построение пользуется большой популярностью. Как и положену манипуляторам, авторы, использующие это понятие, предлагают “два возможных решения” – поставить “сверху” кого-то, наделенного властью или же разделить “общую” собственность на частные владения. Как только где-то появляется “два возможных решения” – то стоит задуматься, а не столкнулись мы с демагогическим приемом “ложного выбора”? Оказывается, что столкнулись. Достаточно посмотреть, как пользование “общественной” собственностью осуществлялось в “исторических” примерах – например, сельской общине в России. Обычно имеется какой-то “гибрид” двух предлагаемых способов – например, передел земли по решению сельского схода (то есть каким-то “демократическим” решением всех членов общины), причем достаточно редкий (не чаще, чем раз в 12 лет).

Довольно интересно, что решение с “принуждением” обзывается “коммунистическим”. Фактически, здесь цитируется одна из теорий происхождения государства – то есть явления, которое при “коммунизме по Марксу” должно отмереть. “Коммунизм по-американски” – это что-то типа очень крутой диктатуры, государственного капитализма, и, разумеется, ГУЛага – в общем, примерно того, что описано в пропагандистских брошюрках типа “Безбожного коммунизма“. Это надо понимать, употребляя слово “коммунизм” при американцах – определения типа “построения социализма”, “государственный капитализм”, “развитой социализм” и прочее они понять практически неспособны. Я не говорю об “анархо-коммунизме” Бакунина, Кропоткина и Махно – как “анархия”, то есть отсутствие власти, может сочетаться с “коммунистической диктатурой”?

Правда, даже среди “либертарианцев-антикоммунистов” можно вполне себе вести разговоры в духе “анархо-коммунизма” и прочей махновщины. В общем, вот краткая инструкция по построения коммунизма в одном отдельно взятом штате.

Во-первых, изучаем труды классиков. Маркс, Бакунин, Кропоткин – это необходимый минимум, вместе с цитатами Отцов-Основателей (Founding Fathers), Конституцией США и прочей “местной спецификой”. Дальше – выучиваем самое главное для американцев слово – “freedom”. Ради этого “freedom’а”, понимаемого всеми по-разному, американец готов на все. Самым сложным для истинного “анархо-коммуниста” на следующем этапе будет научиться во всех своих рассуждениях заменять слово “communism” на “freedom”, а в чужих – вместо “socialism” и “communism” читать “что-то злое и нехорошее”.

Опыт показывает, что определения социализма типа “от каждого по способностям, каждому по труду” и “кто не работает, тот не ест” американцы воспринимают адекватно. Можно даже цитировать Библию, для протестансткой в своей массе Америки это нормально (кажется, было там что-то такое). При известном навыке демагогии можно даже клеймить коммунистов за лозунг “каждому по потребностям”, используя цитаты из Маркса :)

Интересно, кстати, то, что слова “communism” и “commons/community” американцы не воспринимают, как однокоренные. Собственно, все дальнейшие логические построения должны основываться на этом. В Штатах очень неплохие традиции местного самоуправления – и нужно описывать местное самоуправление, как основу “нового общества”. Все актуальные вопросы, типа gun control, traditional values и прочего “должны решаться не в Вашингтоне, а непосредственно на местах”. Главным злодеем нужно объявить federal government – а разговаривая об “отдельно взятом штате”, учитывать любовь некоторых к сепаратизму.

В принципе, все дальнейшее описывается махновским лозунгом “За Советы без коммунистов”. Все “федеральное” и “центральное” объявляем абсолютным злом. Любой government control – это нарушение пресловутого freedom’а. Можно взять, к примеру, Манифест коммунистической партии, в нем – программу перехода от капитализма к социализму, и так как любой социализм является злом (см. выше) – просто провести параллели между действиями Вашингтонской администрации и этой программой. Это далеко не новое “изобретение”, но крайне полезное для борьбы против “злого центрального правительства”. Фактически, “прошитый” в американцев антикоммунизм превращается в способ борьбы против американского же правительства.

Необходимо ясно и четко оформить “идеологию” движения. Предположим, что мы собрались устраивать “махновщину” в штате Реднекистан. Что будем писать на сайте redneckistanfreedom.org? Отталкиваться надо от положений типа “We, the people…” и так далее. “Пиплам” это очень нравится, а продолжение “чтоб никакая сволочь из Вашингтона нас не трогала” – говорят, еще больше. Излагать можно идеи местного самоуправления, всеобщего вооружения народа (это Троцкий придумал, но писать надо про Second Amendment), разнообразные “традиционные ценности нашего христианского общества”. Все “государственные” должности – от местного шерифа и так далее – явно делаем выборными, предусматриваем всякие “Советы народных депутатов” и так далее. Оталкиваясь от “власти народа” – задаем простой и понятный вопрос: какой “народ” представляют всякие сенаторы в Вашингтоне? Какой “народ” хочет войны в Афганистане и Ираке? Можно прекрасно использовать все конспирологические теории о “правительстве масонов” – они только на руку. Масоны и мировое правительство узурпировали власть? Заберем ее обратно! Бей масонов! Ура-а-а! На Вашингтон!!!

Довольно сложно дело будет обстоять с вопросом частной собственности – для любого коммуниста очень и очень критичным. Естественно, что есть разница между разными видами того, что американцы понимают под private property – но термины типа “личная собственность”, “кооперативная собственность” и тому подобные придется оставить в БСЭ. Правда, то, что Маркс обозвал “мелкобуржуазным социализмом” – в том числе многие “анархические” движения – частную собственность не отрицает, так что никаких противоречий с нашим глубоко замаскированным “анархо-коммунизмом” возникать не должно. С чем вполне можно и нужно бороться – так это с всякими “международными корпорациями”, благо их в Штатах протсые реднеки не любят. Вся риторику о частной собственности, об эксплуатации и принуждении использовать можно – но внимательно заменяя слова типа “private property” на “corporate property”. “Корпорациям” можно приписывать все смертные грехи, но боже упаси критиковать “private property” само по себе. Для американца это прежде всего не собственность на средства производства, а то, что в БСЭ называется “личной собственностью”.

Что же делать со “средствами производства”? Как писал Бакунин, “коммунизм исходит не из теории, а из практического инстинкта, из народного инстинкта, а последний никогда не ошибается”. Если до пресловутой “революции” (кстати, еще одно запретное слово – надо говорить о возврате к идеалам Founding Fathers) заниматься теоретическими измышлениями, типа “че делать с собственностью, кого расстрелять, кого повесить” – то какой тут анархизм? Можно разве что предложить разные варианты. Например, вот такой, в чем-то половинчатый – но вполне укладывающийся во всякие теории о “общественном характере производства”. Вот предположим, что есть какое-то предприятие, принадлежащее тем самым “уродам из Вашингтона” или “международному еврейству”. Вопрос: а чье оно будет после того, как жидомасонам указали на их место у параши? Думаю, что организация своего рода “производственного кооператива” или “мондрагонской корпорации“, с самоуправлением и прочей лабудой – в этом случае была бы вполне ОК.

Надо бы послать краткое изложение работы Кропоткина “Государство, его роль в истории” каким-нибудь тамошним сепаратистам. Готов поспорить, что им понравится :)