Онтологическая экзистенциальность

Не волнуйтесь, я еще не окончательно тронулся рассудком и не употребляю слова из заголовка по поводу и без повода. В отличие от многих, я их, наверное, понимаю — и поэтому могу читать, и может быть, понимать тексты типа таких:

…гипотеза о постматериальном сдвиге позволяет ответить на вопрос об адекватности реакции властей на бурный декабрь. Реакция-то, бесспорно, серьезная – на наших глазах зарезано несколько «священных коров» режима, сделано то, что еще недавно клялись не делать никогда и ни за что. Однако, боюсь, реакция неадекватная. Потому что основные претензии протестантов к режиму и к той социальной реальности, которая ими считается этим режимом сформированной, насколько я могу судить, располагаются в плоскости этической, эстетической и даже экзистенциальной. Основная претензия – не «верните народу выборы, гады» и тем более не снижение барьера или упрощение процедуры регистрации партий. И даже не коррупция! То есть за кипучей деятельностью Навального наблюдать, конечно, интересно, она может даже вызывать сочувствие – но не надо иллюзий, успешные люди, вышедшие на Болотную и проспект Сахарова, успешны именно потому, что интегрированы в реальную российскую экономику. То есть хорошо разбираются в оттенках черного, серого и белого нала и со всеми ними имели дело. Именно поэтому они считают проблемы своего выживания решенными, а экзистенциальную безопасность – обеспеченной. Основная их претензия другая – «перестаньте над нами издеваться». «Перестаньте врать, кривляться, фотошопить в новостях, вылавливать амфоры и, главное, считать нас идиотами». Ну, или быдлом. Между прочим, самое важное – последнее. Как следует из того же доклада ЦСР, эта претензия, вот в этой самой формулировке, распространена далеко за пределами элитных столичных групп, высказывается на всех фокус-группах по всей стране буквально кем угодно, хоть инженерами, хоть пенсионерами, а значит, формирует значительный резерв роста протестной активности. И то же самое, между прочим, говорят и региональные политические менеджеры, находящиеся в непосредственном контакте с социальной реальностью, – во всех слоях растет глухое, неартикулированное, не имеющее никакой позитивной программы, но от того не менее, а еще более серьезное недовольство. «Надоело». Людям надоело жить в стране, в которой жить противно, это детское слово – самое точное; и люди хотят, чтобы было не противно, чтобы жизнь в этой стране не оскорбляла ни этическое, ни эстетическое чувство. Люди хотят избавиться от вполне экзистенциального чувства тошноты – прямо по Сартру. А институциональные реформы – слабый ответ на экзистенциальные вызовы, они просто не про то.

http://politeia.ru/politeia_seminar/10/110

Вообще, семинар по ссылке довольно показателен — слово «экзистенциально» и однокоренные встречаются там 8 раз, а «онтологически» — 2 раза в довольно коротком тексте. Для сравнения — у философа по образованию Олега Матвейчева в 500-страничном сборнике «Уши машут ослом» они встречаются соответственно 3 и 1 раз (причем «Онтология лжи» — это название книги из списка литературы). При этом поднимаемые в «Ушах» вопросы «ничуть не хуже» тех, что обсуждают на вышеназванном семинаре.

Мне кажется, что за словами типа этих скрывается попросту неумение объяснить сложные вещи простыми словами. Меня, как Винни-Пуха, пугают длинные слова — и каждый раз, когда я встречаю что-то такое, то желание читать как-то пропадает.

PS Единственно исключение из последнего — это [info]ailev, но у него «онтология» и «онтологическое» — просто технические термины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *