Архив 10 апреля 2011

Про Мемельланд

Вчера наткнулся на статью М. В. Александрова, заведующего отделом Прибалтики Института стран СНГ “Почему мы вспоминаем Крым, но забываем о Клайпеде?“, а сегодня – на запись в [info]shushpanzer_ru про броневики, участовавшие в Клайпедском восстании 1923 года.

klaipedaarmor

Не будем обращать внимания на то, что гербы на броневиках больше похожи на московский герб времен Ю. М. Лужкова, а не на польско-литовско-белорусскую “Пагоню”, а лучше разберемся, откуда взялись так называемые литовцы и что они делают в Клайпеде. Начну с того, что впервые Литва, как государственное образование, появилась в 1918 году волевым решением Лиги Наций. Не надо рассказывать про Великое Княжество Литовское – на его место вполне могут претендовать нынешние Польша и Белоруссия. Кроме того, официальным языком ВКЛ был так называемый западнорусский язык, он же белорусский, он же падонкаффский (как слышится, так и пишется), а позже его сменил польский.

В конце XIX века части польского дворянства захотелось поиграть в эльфов, а так как Толкиен своей книжки еще не написал, за эльфов сошли литовцы. На основе языка народности жемайтов (жмуди) стараниями Яна Басановича, немного проучивщегося на историко-филологическом факультете Московского Университета, был придуман “литературный литовский язык”, Басанович везде стал писаться, как Йонас Басанавичюс и издавать гойзетку “Ausra”. Это называется “литовским национальным возрождением”.

Когда в 1917 году внезапно обнаружилось, что на территорию Прибалтики внезапно никто не претендует, местные толкиенисты собрались, объявили себя “Литовской Тарибой”, то есть “Советом Литвы” и провозгласили независимость в проведенных карандашиком на карте границах. В 1918 году эти границы не понравились точно также вновь созданной Польской республике, в которой, в отличие от литовских толкиенистов, железной рукой правил маршал (самопровозглашенный, типа латиноамериканских генералов и генералиссимусов) Юзеф Пилсудский. Разумеется, в 1920 году при первой же возможности польские войска заняли город Вильно с прилегающими областями.

В конечном итоге, у толкиенистов осталась лишь та область, которую обычно называют Жемайтией, с единственным более-менее крупным городом Ковно (на языке любителей эльфов – Каунас). Эльфам это не понравилось и они стали искать, у кого из соседей можно урвать кусок территории. Выбор пал на побежденную, растоптанную и униженную Версальским договором Германию, точнее, на город Мемель с окрестностями, которые иногда называли “малой Литвой”. По Версальскому договору, правда, Мемель находился под управлением Лиги Наций, а по факту там находилось две роты французских солдат. Естественно, что в 1923 году зарвавшиеся толкиенисты французов оттуда выгнали, а когда в порт Мемеля пришел английский крейсер и два французских миноносца, то с удивлением обнаружили, что город теперь называется не Мемель, а Клайпеда.

Правительство страны эльфов убедило Лигу Наций в том, что Мемель оккупирован ими не просто так, а из-за оккупации Польшей Вильнюса. Так как разбираться в толкиенистских делах Лига Наций не желала, то согласилась на это. Тем временем эльфы выгнали из доставшегося им куска Восточной Пруссии немецкоязычное население, переименовали все там на свой манер и счастливо зажили… до 1939 года.

В этом самом 1939 году и в Москве, и в Берлине созрели мысли о том, что разных государственных образований в Европе стало чересчур много, что надо по возможности вернуться к границам 1914 года и пересмотреть итоги Первой Мировой. В результате эльфам предъявили по ультиматуму с каждой стороны – первый с требованием отдать взад Мемель, второй – с требованием переименоваться в Литовскую ССР, организовать колхозы и русифицироваться. Так как оставшиеся у эльфов три броневика пришли в негодность, оба ультиматума были выполнены. Такая вот она, международная политика.

В результате последующего пересмотра итогов Первой Мировой немцам снова объяснили, что они не вполне правы, причем как государство Германия свое существование прекратила. Чтобы особо не заморачиваться, бывшую Восточную Пруссию включили в состав СССР, переименовали в Калининградскую область и объявили, что ее статус будет решен через 50 лет. В остальной Германии, чтобы отучить немцев от Drang nah Osten, в восточной части стали “строить социализм”, а в западной – капитализм на американские деньги. Между этими двумя частями построили стену и добились того, что гораздо чаще немцы перелезали ее в направлении с востока на запад, а не наоборот.

В 1948 году непонятно кто волюнтаристским решением отделил Клайпедский край от Калининградской области и непонятно зачем передал его Литовской ССР. А в 1989 году Литва вновь провозгласила себя страной эльфов, объявила независимость и вышла из состава СССР – причем в непонятных границах – и с Вильнюсом, и с Клайпедой. Первый литовский президент Бразаускас даже как-то заявил, что “после войны нет официальных документов о присоединении Клайпедского края к территории Литвы…”. А раз документов нет – то не вернуться ли вам, дорогие товарищи литовцы, в границы 1939 года?

Интересно, если у калининградской братвы в свое время нашлись деньги, чтобы купить целого президента Литовской республики (см. Роландас Паксас), найдется ли у какого-нибудь из тамошних паханов желание объявить себя прусским королем и затребовать Мемельланд взад?

Про DDoS жежешечки…

…и последовавшую за этим движуху.

В отличие от нанопрезидента, призывающего “найти и покарать” злобных хакеров, я склонен считать причиной падений ЖЖ неправильную установку кеширующей системы Varnish. Что это такое и зачем оно нужно – прекрасно разъяснил [info]cathody. Вообще, когда ставится вопрос “глупость или вредительство” – гораздо чаще верна первая альтернатива, чем вторая, за исключением разве что совсем экстремальных ситуаций.

Масла в огонь подлила и “Лаборатория Касперского”, углядевшая в приказах некоторым ботнетам указание DDoSить некоторые “топовые” ЖЖ. Как мне кажется, DDoSят их регулярно и связывать с этим “падение” ЖЖ не очень разумно.

Гораздо интереснее выглядит реакция пользователей ЖЖ на все это дело. После первых истерик последовали куда более забавные предложения “валить из этой жежешечки” куда угодно, хоть на тифаретник. Это наглядно показывает то, что ни о какой “лояльности пользователей” в нынешнем ЖЖ говорить не приходится. А ведь пользователи – это один из главных активов нынешних интернет-проектов.

Как-то я читал статью про первые годы Рамблера, и там как раз упоминалось то, что хотели сделать основатели компании – продать ее за большие деньги желающему “инвестору”. К их несчастью, в те годы как раз рухнул “пузырь доткомов” и интернет-проекты мгновенно подешевели в десятки раз. Собственно, то же самое происходит и с другими “крупными и успешными” проектами в интернете. А стоимость (точнее, капитализация) их оценивается довольно примитивно – количество пользователей умножается на ARPU – Average Revenue per User, средняя прибыль с паршивой овцы пользователя.

Есть, конечно, и другие способы заработать на интернет-проектах. Фейсбук, говорят, представляет собой классическую “схему Понци” – собственно, все с ней знакомы на примере МММ. Впрочем, все равно все там завязано на количество пользователей.

Не секрет, что этот показатель завышается всеми возможными методами. Например, “Вконтакте” счетчик на странице входа уже давно “перетикал” все разумные значения. В ЖЖ, например, зарегистрировано 30 миллионов аккаунтов, из них “активны” (что-то писали в последнее время) – 2,4 миллиона. Русскоязычных пользователей – 2,2 миллиона, и если принять отношение числа активных пользователей к неактивным независимым по отношению к стране проживания – то активных среди них порядка 170 тысяч. Это примерно равно населению города Люберцы – чтобы все представляли себе порядок величины.

Представляете, что такое ЖЖ в масштабах всего Рунета (с десятками миллионов пользователей)? Так, местечковая тусовка. Поэтому заявления президента про ее DDoS звучат по меньшей мере странно. Лучше бы не в ЖЖ писал, а в электричках Казанского направления с утра поездил, или лично поучаствовал бы в DDoSе станции метро “Выхино”: “Заходите в вагон, вон там пустое место! – Я не пустое место, а президент Этой Страны!”.

Вот и возникает такой парадокс – счетчик вроде бы растет (за счет ботов), а люди остаются все те же. И вот что у СУПа явно не получалось и не получается – это пресловутая “лояльность пользователей”. Вроде бы делают все по учебникам – техподдержка 24/7, акции, направленные на повышение лояльности и прочие приемы, описанные много где – а чем дальше, тем больше народу возмущается “криворуким СУПом”. Даже признаться в том, что “завалили” ЖЖ собственные техники, и то – нельзя, вот и выдумывают некий DDoS.

Вспоминается мой первый интернет-провайдер “Транс-Контакт-М” (а фирма “Транс-Контакт”, без буковки “М” – это вывоз мусора). Офис у них располагался в комнатушке в здании бывшего детсада, техподдержка в случае масштабных проблем с сетью клала трубку телефона на стол, да и вообще дозвониться до них было проблемно, про уведомления по e-mail там вообще не слышали – но Интернет большую часть времени работал, проблемы устранялись быстро (да и вообще, получалась некая “обратная связь” – звонишь в техподдержку, слышишь короткие гудки – значит, работают, скоро исправят, оптоволокно скрутят, а сервер перезагрузят).

Потом эту говнолокалку прикупил крупный провайдер “Искрателеком”, ввел “удобный” биллинг (в который надо было заходить с логином-паролем, а посмотреть трафик было вообще нереально) вместо самописного, техподдержку 24/7, рассылку спама об “акциях в поддержку Искрателекома” – впрочем, что о нем писать, я даже специальный тег завел. “Искрателеком” тоже делает все, что предписано учебниками по “маркетингу” – вплоть до сообщества в ЖЖ и аккаунта в Твиттере (по 8 читателей у каждого), а результат почему-то обратный. Если у Транс-Контакта “занято” при звонке в техподдержку вызывало понимание и уверенность в том, что люди работают и к вечеру интернет будет, то у “Искры” общение с техподдержкой не вызывает ничего, кроме раздражения.

umerlamama

Удивительно, почему далеко не всегда понимают очень простую вещь – “лояльность клиента” зачастую не имеет ничего общего с описанными в учебниках “общими случаями”. Я думаю, что если бы нынешняя администрация ЖЖ была действительно “ближе к клиенту” – а не отгородилась от него, попутно еще и проводя описанные в учемнигах по маркетингу “акции по повышению лояльности” – то врать про внезапный DDoS не пришлось бы.

Про интерфейсы

Когда-то давно, еще, наверное, в IE5, при вводе в адресную строку чего-то, заведомо не являющегося URL, браузер искал это с помощью поисковика MSN или чего-то прописанного вместо него (хоть замена MSN на другой поисковик нигде не описывалась). Итого в панели браузера имелось лишь одно поле ввода, предназначенное как для поиска, так и для ввода URL. В современных браузерах существуют отдельные поле ввода URL и поле для “быстрого поиска”, причем понять, что для чего предназначено, “юзеру” затруднительно (не говоря о том, что многие не отличают поле ввода поискового запроса на Яндексе от поля ввода URL в браузере). По-моему, получилось просто усложнение интерфейса.

И еще. Читал вчера у Joel’а по поводу картинок в FrontPage. Вспомнилась еще одна неприятная штука с картинками в HTML. В свое время считалось, что загрузка картинок в браузере может быть отключена, и тег img был снабжен атрибутом alt, в котором должен был прописываться некий текст, описывающий изображение. В “элементарных руководствах” по HTML всех призывали писать в нем описание картинки, что-нибудь типа “Белое облако, летящее с востока на запад”. Надо ли говорить, что никто сегодня этим атрибутом толком не пользуется? К сожалению, человечество так и не придумало, как нормально снабдить графический файл альтернативным “текстовым описанием”. Возможно, имело бы смысл отправлять эти данные в HTTP-заголовке, тогда вместо загрузки большого файла целиком можно было бы обойтись только запросом HEAD. Впрочем, все получилось так, как оно есть, с полной невозможностью найти картинку по ее описанию в “поиске по картинкам”.