“Солнечная долина” и “Новинки Крыма”

Продолжу писать про винные дегустации из “крымской серии” Александра Милицкого. В среду 19 ноября состоялась дегустация под названием “Серенада Солнечной долины – вина Архадерессе“. Про “Солнечную долину” очень завлекательно писал [info]daily_winegraph – и про терруар, и про завод, и про вино, с “крепкой” частью сета я был частично знаком (десертная “Солнечная Долина” была на обзорной дегустации этой осенью, портвейн 1991 года – на “Битве портвейнов“, а бутылку “Черного Полковника” я выпил со штурманом в перерыве на “1000 верст“). Вот сет целиком:

Совиньон Солнечной Долины, Солнечная долина, 2013, Крым, Россия
Кокур Солнечной Долины, Солнечная долина, 2013, Крым, Россия
Шардоне Солнечной Долины, Солнечная долина, 2013, Крым, Россия
Каберне Солнечной Долины, Солнечная долина, 2013, Крым, Россия
Меганом, Солнечная долина, 2013, Крым, Россия
Мускатное Фестивальное, Солнечная долина, 2012, Крым, Россия
Портвейн Крымский Солнечной Долины, Солнечная долина, 1991, Крым, Россия
Солнечная Долина, Солнечная долина, 1998, Крым, Россия
Черный Полковник, Солнечная долина, 2004, Крым, Россия
Черный Доктор, Солнечная долина, 2006, Крым, Россия

Лично мне был интересен “легендарный” “Черный Доктор” и сухая часть сета – так как оценки, выставленные Денисом Руденко сухим винам “Солнечной долины” были довольно высоки, а “Кокур” 2013 года на конкурсе СВВР в этом году вошел в пятерку лучших белых вин России. С другой стороны – именно “Серенада Солнечной долины”, белое сухое вино, оказалось “провальным” на обзорной дегустации – хотя сейчас я склонен поверить Александру Милицкому в том, что это был дефект конкретной бутылки.

Вообще, “Солнечная долина” сейчас очень активно занимается собственным продвижением на российском рынке, и после довольно злой, а местами чуть ли не хамской статьи “Блеск и нищета крымских виноделов” там даже “пообещали исправиться”, а на дегустацию даже собирался приехать их директор по маркетингу – которому предполагалось “позадавать неудобные вопросы”. Правда, представителей винодельни на дегустации мы так и не увидели – зато они очень активно комментировали сообщения о происходящем в фейсбуке.

На дегустации предлагалось десять образцов, из которых половина – крепленые, а “дегустаторов” было наоборот, немного меньше обычного. Наверное, есть какая-то доля правды в том, как я начинаю рассказывать о ней: “Представьте себе Крым в 1919 году, штаб генерала Слащева. На столе расстелена карта Крыма, заставленная бутылками. За столом трезвых нет…”. С другой стороны, это позволило поставить несколько интересных “экспериментов” – например, попробовать “с двух рук” “Совиньон” и “Шардоне” – интересное в “познавательных” целях сравнение. Помнится, на “вводной” дегустации тоже был переход от менее “тельного” белого вина к более насыщенному – но для новичка сложно обратить внимание на контраст между ними, тем более, на “вводной”, когда каждому наливают чуть ли по наперстку (иначе вина на всех не хватит), а тут он получился очевидным – после насыщенного “Шардоне” “Совиньон” казался чуть ли не разбавленным водой.

Кстати, если уж тег у меня в блоге называется “алкоголизм и обжорство” – то надо же писать не только про вино, правильно? Обсуждая “Мускатное Фестивальное”, Денис заметил, что обычно, когда описывают аромат мускатного вина, упоминают “аромат ржаной корочки”. На самом деле правильнее говорить об аромате бородинского хлеба, или кориандра (который, собственно, в бородинском хлебе присутствует обязательно). Ржаная корочка сама по себе такого выраженного аромата не имеет. Я довольно долго балуюсь с хлебопечкой, пытаясь сделать “настоящий” ржаной хлеб. Из ржаной муки самой по себе, или в смеси с пшеничной получается довольно безвкусный “серый” хлеб, бесконечно далекий от настоящего бородинского. Добавление ржаного солода немного улучшает ситуацию – а вот насчет кориандра я догадывался, но все сомневался, что он серьезно изменит ситуацию. Сегодня попробовал добавить в тесто ложку молотого кориандра – и вы не поверите, но действительно получилось очень похоже на “Столичный” (а если добавить тмин и солод – то будет что-то вроде “Бородинского”).

Если возвращаться к вину – то переход к “крепленой” половине дегустационного сета уже состоялся. Хочу обратить особое внимание на то, что на этой дегустации, в отличие от других “крымских” все представленные вина можно (или, точнее, можно будет в ближайшем будущем – если говорить о “сухой” части сета) найти на полках магазинов. Даже портвейн “Крымский” 1991 года или десертная “Солнечная Долина” 1998 года пока еще есть в продаже. Они очень хороши (а белый портвейн с такой выдержкой вообще – вещь уникальная), а для своего качества стоят удивительно дешево. Что же касается “Черного Доктора” (точнее, “Черного Доктора Солнечной долины”, так как права на торговую марку “Черный Доктор” отхватили молдаване – и все попытки “Солнечной долины” защитить в суде свои права на нее до сих пор были тщетны) – то была возможность попробовать его “параллельно” с “Черным Полковником”, из двух бокалов – и “Полковник” оказался, на взгляд всех участников дегустации, лучше. Они очень похожи, но “Доктор” немного излишне сладок. В дегустационных оценках Дениса Руденко “Полковник” обычно на 0,5 балла по двадцатибалльной шкале превосходит “Доктора”. Я с этим соглашусь, а если учесть разницу в цене – то платить вдвое за “легендарность” “Черного Доктора” (бутылка “Полковника” стоит 700 рублей, “Доктора” – 1600) как-то не хочется.

Вторая дегустация, еще больше изменившая мое мнение о сухих винах Крыма – это “Винные новинки Крыма” 28 ноября, с не менее интересным сетом:

Белое сухое ординарное, Chateau Cotes de Saint Daniel, 2013, Крым
Esse Мускат, Сатера, 2012, Крым
Кокур Солнечной Долины, Солнечная долина, 2013, Крым
Каберне красное сухое ординарное, Chateau Cotes de Saint Daniel, 2013, Крым
Esse Бастардо, Сатера, 2013, Крым
Эталита сухая, Массандра, 2009, Крым
Церковное вино Орлец, Солнечная долина, 2012, Крым
Эталита десертная, Массандра, 2010, Крым
Нектар Массандра, Массандра, 2010, Крым

Можно ли делать в Крыму достойные сухие вина – вопрос актуальный, наверное, еще со времен князя Воронцова. Обычно его упоминают, как героя эпиграмм Пушкина (”Полу-милорд, полу-купец…”) и рогоносца (все тот же Пушкин крутил роман с его женой), но именно в период пребывания Воронцова на должности новороссийского генерал-губернатора и при его непосредственном участии в Крыму начало развиваться “европейское” виноделие. Правда, по итогам почти 200 лет его развития итог состоит в том, что сухие вина в Крыму удаются лишь отдельным хозяйствам. В чем причина? Есть два мнения. Биссо Атанасов утверждает, что причиной всему кривые руки крымских виноделов, Александр Милицкий считает, что все дело в том, что для сухих вин пригодны лишь некоторые крымские терруары. Я же со своей стороны замечу, что эти два мнения вполне совместимы – предположение о том, что знания и навыки крымских виноделов позволяют делать сухие вина приемлемого качества из винограда только с определенными терруарными свойствами, не противоречит ни одной из этих точек зрения.

В общем, до относительно недавнего времени сухие вина удавались в основном лишь Коктебелю и Солнечной долине, о “Кокуре” которой я уже упоминал. Но буквально 7-8 лет назад в Крыму появились несколько винодельческих хозяйств, ориентированных исключительно на сухие вина – это представленные в сете Chateau Cotes de Saint Daniel и Esse (Сатера), а также UPPA Winery (или Chernaya River Valley). Их виноградники были заложены с учетом карты почв, используемые технология виноделия – вполне современные, без оглядки на “советское наследие” (читай “да мы всегда так делали, пипл хавает, зачем что-то менять?”), а сейчас как раз настало то время, когда виноградная лоза достигла зрелости и можно делать выводы о результатах.

Скажу сразу – они очень достойны. Из пяти сухих вин в сете “провальным” оказалось только “Белое сухое ординарное” Chateau Cotes de Saint Daniel, белый “Мускат” и “Бастардо” Esse оказались весьма хороши, а “Каберне” полностью реабилитировало Chateau Cotes de Saint Daniel, заставив считать, что низкая оценка – следствие дефекта бутылки. Впрочем, для цены в 150 рублей на полке магазина в Крыму (в “материковую” Россию его пока не возят, но это вопрос времени) Chateau Cotes de Saint Daniel вполне прилично (а “Каберне” и вовсе замечательно). Настораживает, правда, явная “мимикрия” под Францию (кстати, не только в названии, но и в оформлении этикетки). Хватит с нас одного “Шато Тамань”. Esse же своего происхождения не скрывает, под “французов” в дизайне этикетки не косит – и если в ближайшее время цены порядка 500-600 рублей за бутылку сохранятся, то вполне стоит брать.

С сухой (это слово относится только к содержанию сахара, а так – это крепленое вино) “Эталитой” вышла вообще интересная история. Я пробовал ее на “Битве мадер“, и тогда она мне ну совсем не понравилась. А вино неплохое, просто сравнивать его с мадерой, тем более сладкой, не стоит, пусть даже оно и сделано по технологии, напоминающей мадерную. Если представить себе, скажем, сухой херес – то можно заметить определенное сходство. В общем, на этот раз я бы согласился с “16 баллами по Руденко”. Десертную же “Эталиту” вряд ли стоит оценивать так же высоко – я уже упоминал про забивающий все аромат апельсина. Подобного рода вином – с 16% спирта и 16% сахара (”квадрат”) – хорошо поить шестнадцатилетних девочек (чтите статью 134 Уголовного кодекса и требуйте предъявления паспорта), а на большее в данном случае рассчитывать не стоит. О 16 баллах, к сожалению, тут речь не идет (да и 14 натягиваются с трудом). О “Нектаре Массандры” с адовыми 28% (!) сахара я ничего определенного не скажу. Некоторые участники дегустации оценивали его на 17 баллов, различали тонкие оттенки вкуса и аромата – но для меня все перекрывал сахар.

Из курьезов стоит отметить церковное вино под названием “Орлец”, которое “Солнечная долина” делает по заказу РПЦ. Раньше, до известных событий, “Солнечную долину” “опекал” Коломойский (тогда – простой украинский олигарх, а ныне – губернатор Днепропетровска), и для украинского рынка выпускалось сладкое крепленое красное вино “Приват” (в честь финансово-промышленной группы “Приват”). В принципе, ничего особенного – но власть переменилась, и теперь вместо Коломойского сладкое крепленое красное понадобилось РПЦ. Нельзя сказать, чтобы оно было каким-то выдающимся, но оно явно не хуже того, что обычно продают у нас под названием “Кагор”. Если рассматривать его именно в качестве церковного вина – то сформулированным в XIX веке православной церковью “техническим условиям” оно соответствует, запах спирта, пока оно находится в сосуде для причастия, уйдет – то есть в целом вполне приемлемо.

В общем, я остался доволен.

Один комментарий

  1. sanches пишет:

    Александр,

    напомните мне, пожалуйста, свои контакты, – есть небольшой вопрос.