Битва портвейнов

Начну с этакого лытдыбра – о том, что я делал вчера вечером. Во-первых, удалось уломать штурмана в лице [info]vanchez все-таки поехать на ралли “Марафон PRO-X” (”1000 верст”), а главное – затащить его на “административную проверку” – то есть этакий навигационный квест по пакгаузам в районе Ленинградского вокзала с поиском там сервис-центра BMW, двери с надписью “посторонним вход воспрещен” и комнатки, где полным ходом идет подготовка к будущему ралли. Сама проверка состоит в том, что пилот со штурманом должны явиться в эту комнатку, получить комплект наклеек на автомобиль и инструктаж по поводу правильного наклеивания Самой Главной Наклейки (с рекламой ВТБ24), после чего отправиться восвояси наклеивать их :) После этого штурман повез наклейки домой, а я отправился на проводившуюся клубом 750mlБитву портвейнов

Наверное, это самая “провокационная” дегустация из “крымской” серии. Как минимум она отсылает к крайне “флеймоопасной” теме крымского виноделия, да еще и предлагает сравнить крымские портвейны с португальскими. Вообще, даже слова “крымский портвейн” сами по себе могут стать поводом для спора – так как портвейн, разумеется, может быть только из Португалии. Во всяком случае, весь “цивилизованный мир” давным-давно придумал законодательно охранять права производителей из определенных регионов использовать для обозначения своей продукции “наименование места происхождения товара” – то есть настоящее шампанское можно делать лишь в провинции Шампань, настоящий пармезан – только в Парме, а настоящий портвейн – только в Португалии.

С другой стороны, когда князем Львом Голициным закладывались основы крымского виноделия, о таких правовых нюансах никто особо не задумывался – и, скажем, есть байка о том, что Голицын не постеснялся назвать игристое вино, сделанное в “Новом Свете”, шампанским, и даже привез его под таким названием на выставку в Париж, где якобы граф Шандон (второй человек в названии марки шампанского Moet & Chandon) не смог отличить творчество Голицына от “настоящего” шампанского (разумеется, марки Moet & Chandon).

Затем в нашей стране в течении 70 лет как-то не доходили руки до международного коммерческого права, Анастас Микоян с гордостью писал в “Книге о вкусной и здоровой пище” о том, что “нет в мире такого сорта, такой марки виноградного вина, которых мы не могли бы изготовить в наших винодельческих хозяйствах”, а на этикетках этого самого вина безо всякого стеснения писали “Портвейн”, “Херес” и “Мадера”, например. Конечно, нет оснований не верить товарищу Микояну – но в том, что слово “портвейн” применительно к винам отечественного производства стало синонимом разведенного спиртом виноградного сока (в лучшем случае), есть и его вина. Применимы ли слова Анастаса Ивановича к продукции “Массандры”, “Солнечной Долины” и “Коктебеля” – один из вопросов, ответ на которые можно узнать самому в ходе “Битвы портвейнов”.

Перед тем, как перейти к самой дегустации, придется сделать еще одно небольшое отступление. А именно, дегустация, где присутствующим предлагается ответить на вопросы типа “можно ли отличить крымский «портвейн» от португальского портвейна” – это небольшое псевдонаучное исследование. В прошлом году я, критикуя некий претендующий на “научность” текст, написал следующее:

Любой, кто писал какой-то текст с претензией на “научность” – пусть даже курсовую в институте инженеров говноторфодобывающей промышленности, знает о том, что начинаться он должен с постановки задачи, а заканчиваться выводами – но недопустимо смешивать выводы и постановку задачи, а тем более – менять их местами.

На самом деле я немного слукавил – так как зачастую “выводы” исследования либо известны из каких-то интуитивных соображений, либо исследователь как-то предвзят по отношению к результатам. Абзац выше относится в лучшем случае к замечаниям стилистического характера, из разряда того, что сказки надо начинать словами “Жили-были”, а заканчивать – “по усам текло, а в рот не попало”. Начать с постановки задачи – неплохо, но гораздо более важен “дизайн исследования”, который затрудняет предвзятое отношение, и ему я посвящу пару абзацев.

Как все происходило? В сравнительной части дегустации предлагались пять пар вин, в каждой из которых одно было крымским, а другое – португальским. Подбором “крымской” части сета занимался Александр Милицкий, “португальской” – Денис Руденко. У каждого из участников мероприятия было по два бокала – одинаковой формы, различавшихся лишь повязанной на ножку салфеточкой. Дегустация каждой пары происходила так – за ширмочкой Денис открывал бутылки, подбрасывал монетку и выбирал одну из них, после чего “камуфлировал” ее, оборачивая горлышко фольгой и заворачивая бутылку в “рубашку”. Затем наполнялись “первые” бокалы, “камуфлировалась” вторая бутылка и наполнялся второй набор бокалов. Угадать “где что” по форме бутылки (у крымских и португальских производителей они заметно отличаются) было затруднительно. Затем эти образцы пробовали и голосовали поднятием рук по двум вопросам – “Кто считает, что в первом бокале Крым, а во втором Португалия?” и “Кому больше понравилось вино в первом бокале?”

Насколько “слепой” можно назвать эту дегустацию и адекватен ли “дизайн” поставленным вопросам? Наверное, человек с серьезной подготовкой все же способен отличить крымский портвейн от португальского. Но вот вопрос “что лучше” несколько более сложен.

Прокомментирую теперь ход дегустации и запомнившиеся образцы. Я, признаться, несколько сжульничал – по пути на дегустацию лишний раз посмотрел ее анонс на сайте, в который по недосмотру преждевременно добавили дегустационный сет. Я догадывался, что в числе прочего на дегустации будет представлен белый портвейн “Крымский” 2010 года, а убедившись в его наличии – попытался опознать его в первой паре. Это мне удалось, из чего можно сделать вывод, что я не безнадежен по части памяти на вкус и аромат.

Вторая пара – где Крым был представлен белым марочным портвейном Солнечной Долины 1991 года – была с некоторой “хитростью”. В Португалии никому в голову не придет выдерживать белый портвейн в бочке десятилетиями, такого просто не бывает – и вместо портвейна честь Португалии защищала десятилетняя мадера Verdelho Old Reserve 10YO. Надо, надо было придти на “Дуб против стекла” – так как эта мадера выглядела характерно для вина, долгое время выдерживавшегося в бутылке – не очень “презентабельно”. Если бы я увидел эту оливково-зеленую муть в других условиях – то честное слово, вылил бы. Тут, конечно, я вспомнил и о том, что крымские белые портвейны порой бывают похожи на мадеру, да и стереотипы о повсеместной нашей антисанитарии дали о себе знать – так что подвох оценил в полной мере.

Очень показательной была третья пара – из двух “молодых” портвейнов. В известном интервью директора “Массандры” Бойко тот утверждал, что португальцы крепят портвейн дистиллятом (то есть, будем говорить честно, виноградным самогоном), и этот дистиллят дает “сивушные” ароматы, которые исчезают лишь после 5-10 лет выдержки. “Массандра” же использует ректификат, химически чистый и не имеющий никаких следов исходного сырья – что позволяет производить даже “ординарные” портвейны, поступающие в продажу после одного года выдержки (хотя пить их все равно не стоит). Не без помощи Дениса Руденко, описавшего, как проявляет себя дистиллят в молодом португальском портвейне (3 года выдержки), эту пару удалось различить именно по этому критерию.

Где-то здесь, в районе шестой откупоренной бутылки, присутствующие на дегустации окончательно развеселились, начали спорить “на стобаксов”, обсуждать английский портвейновый этикет и перешли к сальным шуточкам – согласно правилам этикета, портвейн – напиток джентльменов, и за бокалом портвейна те могут обсуждать любые темы, скажем, сходства и различия между поваром и гинекологом (ну и дальше переходя к более “медицинским” шуткам – впрочем, среди присутствующих все же был один врач). Кстати, из разряда “знаете ли вы” – в свое время на anekdot.ru было проведено исследование популярности анекдотов на разные темы, и упоминание в анекдоте гинеколога относилось к числу факторов, резко повышавших рейтинг. Также рейтинг повышали поручик Ржевский, Windows 95 и употребление двух – не более – матерных слов. Можете представить себе, как должен звучать заведомо “высокорейтинговый” анекдот, сочетающий в себе все четыре этих фактора :)

Дальнейшие две пары – с коктебельскими красными портвейнами 1994 и 1999 годов – описать в достаточной степени подробно я не могу. Скажу только, что здесь я окончательно перестал различать Крым и Португалию, и в голосованиях воздерживался. По завершении же “сравнительной” части дегустации Александр Милицкий приготовил сюрприз, “джокер” – то есть бутылку вина, которая была заранее закамуфлирована, и никто из присутствующих не знал ни производителя, ни тип этого вина. Конечно, устроенное по этому поводу шоу стоило видеть, артистизм Александра заслуживает высшей оценки – но, по-моему, нет даже фотографий этой части дегустации. Остается лишь раскрыть интригу – “джокером” был “Черный полковник” 2003 года урожая производства “Солнечной Долины”, а не отгадал его никто, даже Денис Руденко, этим летом ездивший в Архадерессе и дегустировавший всю линейку этого завода.

В заключение – пару слов о месте проведения дегустации. Это было не знакомое мне по прошлым встречам дегустационного клуба кафе “Бурый лис и ленивый пес”, а клуб “Авиатор” на Земляном валу – весьма запоминающееся и антуражное место, с оформлением зала всякими “околоавиационными” фотографиями, газетными вырезками и всякой “атрибутикой” вроде моделей самолетов или занавеса из парашюта. Очень неплохо, по-моему.

PS Один из участников дегустации выложил фотографии с нее: http://zabzamok.livejournal.com/254562.html

PPS Кстати, надо же сообщить итоги дегустации. Согласно Руденко, результаты голосований следующие:

Особо интриги нет: в 2 случаях из 5 большинством голосов Крым и Португалию перепутали, в 3 – угадали где кто. Большинство голосов “за” в слепой дегустации набрали крымские образцы.

Комментарии отключены.