Архив 4 мая 2011

Про американские университеты

Обнаружил на одном форуме крайне бурное обсуждение сравнения подхода к обучению в Йельском университете и в ВУЗах нашего богоспасаемого Отечества. Исходная посылка такова: “вот поцреоты говорят, что в наших вузах учат думать, а на самом деле – …!”. Дальше, как положено на русском форуме, все участники неоднократно назвали друг друга мудаками, обсудили схожесть Pascal, Lisp и JavaScript, дружно поругали макросы в C, вспомнили состав “Ессентуков-17″ и сравнили их с водой Мертвого моря.

Подолью масла в огонь. Как вы думаете, к чему относятся эти фразы (приводятся с минимальными изменениями)?

Поверхностный и трескучий рыночный стиль плохо влияет на образование. Мне предложили преподавать компьютерную грамотность, используя книгу, якобы обучавшую БЕЙСИКУ. Но программы там состояли в основном из комментариев и только одна программа включала цикл.

Учебник, по которому я должен был преподавать высшую математику, — это объемистая книга, способна произвести впечатление на неспециалистов, например, родителей студентов. Названия ее глав повторяют названия действительно важных математических теорий. Но все нетривиальное из книги заботливо убрано. В каждой главе содержатся рецепты, наподобие кулинарной книги, и задачи сводятся к прямому следованию этим рецептам. Интересы будущих специалистов вовсе не учитываются. Материал разных глав не связан, проблемы не представляются с разных сторон, студентам не дается возможность самим выбирать методы решения. И именно этой книге было отдано предпочтение, хотя есть другие, уж во всяком случае, более полезные.

По отношению к учебе студентов можно поделить на три группы. Одни действительно хотят учиться. Они наиболее разумны, и руководству следовало бы прислушиваться к их мнению, но этого не происходит, поскольку такие студенты никогда не жалуются. Преподаватель может свести свой курс к общеизвестным вещам, прочитать только половину, и никаких неприятностей не будет. Вторая группа — те, кто не знают, чего хотят на самом деле. Они могут и усердно учиться, и тратить время зря — в зависимости от ситуации. А есть студенты, для которых все отношения с университетом сводятся лишь к преодолению еще одного бюрократического препятствия. Все мои попытки заинтересовать их предметом проваливались: я говорил им о математике, а они — о баллах и оценках, которые им надо получить. Вот их-то и слушают чиновники, потому что от них больше всего неприятностей.

Я не предлагаю обвинять во всем студентов. На самом деле их взгляды отражают цинизм тех, кто планирует учебные курсы не ради пользы для студентов, а руководствуясь другими целями: например, поставить еще одно платное препятствие на пути тех, кто хочет изучать экономику, или обеспечить занятость преподавателям и т.д. Курс «высшей математики» словно специально придуман, чтобы мешать тем, кто хочет обучаться экономике.

Не секрет, что одним из важных компонентов культуры вляется влияние родителей. Известно, что интеллектуальный уровень детей обычно соответствует уровню родителей, но любой разумный исследователь найдет этому много объяснений помимо биологической наследственности. Даже на взрослых учащихся влияют родители. И это влияние огромно, когда ученики — маленькие дети. Некоторые родители добиваются от своего отпрыска хороших оценок всеми средствами, но забывают объяснить ему, что уровень его развития и настоящие знания их тоже волнуют.

Я понимаю, что некоторые студенты — первые в семье, кто получает высшее образование. Их родители всю жизнь занимались однообразной работой, стараясь получить больше денег при меньших усилиях, и были правы. Теперь их отпрыски выполняют однообразные задания в университете, стараясь получить оценки повыше, и работать поменьше, и вся семья считает, что это нормально. Родители будут очень довольны, когда их чадо окончит университет, и будут считать, что теперь в семье есть свой «интеллектуал», но на самом деле — это покупка уцененного диплома на университетской распродаже! И как многое, купленное на распродаже, такой диплом хорошо смотрится, но никуда не годится.

Очень похоже на нынешние российские ВУЗы, не правда ли? Но это отрывки из статьи А. Л. Тоома “Русский учитель в Америке” (я позволил себе лишь убрать упоминание Бостона и переименовал “бизнес-калькулюс” в “высшую математику”).

Как это не странно, безымянный университет в Бостоне существует одновременно с Йелем, Стенфордом и Беркли – но в последних русских преподавателей нет (не приглашают), и про тамошние порядки никто на русском языке не рассказывает. Я подозреваю, что там все обстоит несколько иначе. Кроме того, есть все основания считать, что оценка качества образования в МГУ “на уровне провинциального американского университета” – она небезосновательна (а большинство ВУЗов в РФ вообще недалеко ушло от “Христианского колледжа Западной Охлахомы”).

PS Кстати, есть там вот такой абзац:

Это факт культуры, что некоторые студенты уважают преподавателей и саму идею учения больше, чем другие (которые уважают только деньги). И те, кто уважает учебу, добиваются лучших результатов, насколько допускает система. Некоторые студенты думают: «Я не могу решить эту задачу. Надо поразмыслить или спросить учителя. Я все-таки должен понять». Другие думают: «Я не могу решить эту задачу. Это учитель виноват, что дал такую задачу, которую я не могу решить. Не мое дело в том разбираться. Лучше пожалуюсь в деканат». И что думает студент — это важный культурный фактор.

Дальше автор пускается в рассуждения о том, что первые – это дети интеллектуалов, а вторые – потомки быдланов-пролетариев, которых автор, как полагается советскому интеллигенту, очень не любит. По моему опыту, в МГУ жаловались в деканат на преподавателей как раз “дети интеллектуалов”, доцентов с кандидатами (работавших на том же факультете).

Ощущаю себя почти уже стариком

Московским школьникам 7-10 лет (очень умненьким, кстати говоря) показали дисковый телефонный аппарат, пишущую машинку, патефон, радиоприемник “Балтика”, телевизор “Рубин”, приставку Sega, индийскую реплику граммофона, телефонный аппарат без номеронабирателя (”Барышня, Смольный!”), красный фотофонарь, настольный калькулятор, плеер Walkman, радиолу “Беларусь” и диапроектор.

А ведь когда мне было семь лет, некоторые из этих вещей еще не потеряли актуальности, а о предназначении патефона и граммофона можно было догадаться – электрофоном “Арктур-004″ я умел пользоваться. Для нынешних детей удивителен даже телефон с диском.

Вопрос к капиталистам-эксплуататорам

Знаю, что таковые меня читают. Возьмем для примера все ту же дизайнерскую фирму Ашота Гургеновича.

Предположим, что дизайнер Василий (оклад 20 тысяч рублей) рисует сайты, зарабатывая для фирмы 50 тысяч рублей в месяц. Из этих 50 тысяч 13 забирает себе Ашот Гургенович, 10 – уходят на оплату офисной площади и амортизацию компьютера Macintosh, 7 тысяч – отчисления за Василия в ФСС и ФОМС, 2,5 тысячи – его подоходный налог, и, наконец, 17,5 тысяч остаются Василию на руки.

И вот настает долгожданный момент – в адском угаре Президент подписывает электронной подписью опубликованный в Твиттере указ об отмене обязательных отчислений в фонды. Теперь Василий сам будет выбирать фонды медицинского и пенсионного страхования, а если не выберет – то будет платить прежним государственным.

Вопрос: как поделить “высвободившиеся” 7 тысяч рублей? Присовокупить ли их к 13 тысячам Ашота Гургеновича или к 17,5 тысячам Василия? Или выгнать Василия (точнее, он сам уйдет, так как работать за 10,5 тысяч не хочет) и взять вместо него Артема, не согласного на оклад меньше, чем 27 тысяч?

Просьба к капиталистам-эксплуататорам и угнетенным пролетариям при ответе обозначать свою позицию в пищевой цепочке :)