Тег ‘военно-морское’

Авианосец в журнале “Моделист-конструктор”

Сегодня [info]gunter_spb выложил несколько фотографий авианосца “Граф Цеппелин”. Общий вид авианосца показался мне странно знакомым:

grafzepp

Полез искать, где же я мог видеть что-то подобное и нашел в своих закромах номер журнала “Моделист-конструктор” за неизвестный год (где-то середина 60-х) – журнал весь изорван, нет обложки и части страниц. Но одна из страниц со статьей “Аэродром на воде” некоего Б. Новицкого из Ленинграда – осталась.

grafzepppage

Каюсь, но первую страницу я вырвал в раннем детстве, когда пытался перерисовать чертеж на миллиметровку и все-таки склеить авианосец.

Как известно, у Советского Союза вплоть до 70-х годов не было ни одного авианосца, если не считать доставшегося по репарациям “Графа Цеппелина” (судьба его была печальна – СССР не стал его восстанавливать и использовал как корабль-мишень). Собственно, источник вдохновения тов. Новицкого вполне очевиден, сравните этот рисунок с первым:

grafzeppsoviet

Собственно, на нем мы видим слегка укороченный – для упрощения изготовления модели – и снабженный флагами советского ВМФ “Граф Цеппелин”.

Стереофото броненосца “Ретвизан”

Как это не удивительно, но в начале XX века стереофотография была очень популярна. Основным методом получения стереоизображений в те времена было использование раздельных стереопар – на картонной пластинке закреплялись “левый” и “правый” снимки, а просматривалось все это с использованием стереоскопа – несложного прибора, обеспечивавшего просмотр каждой картинки одним глазом.

stereoscope

“Ручной” стереоскоп был изобретен в 1851 году – спустя всего лишь 12 лет после открытия дагерротипии. Снимки делались на специальную двухобъективную камеру, вроде такой (1865 год):

stereocamera

Наверное, в 1904 году один из фотографов, оказавшийся в Порт-Артуре во время японской осады, имел среди прочего фотобарахла подобную камеру, благодаря чему сегодня можно купить, к примеру, на eBay стереопары начала XX века, изображающие, например, команду броненосца “Ретвизан”, или генерала Volkoff вместе с комендантом Stoessel’ем, или даже затопленные в порту броненосцы. Кстати, и в осаждавшей город японской армии тоже был “человек со стереофотоаппаратом”, но об этом – как-нибудь в другой раз.

volkoff

Мне удалось найти одну из этих стереопар – изображающую команду броненосца “Ретвизан” – в большом разрешении, пригодном для просмотра, и конвертировать ее в анаглиф. Этим, собственно, и хочу поделиться.

retvizan

Про железнодорожную артиллерию и русские линкоры

На Поклонной горе в Москве в числе прочих экспонатов музея боевой техники выделяется (прежде всего, своими размерами и калибром) железнодорожная артиллерийская установка ТМ-3-12. Но мало кто задумывался, что эти установки имеют довольно интересную историю.

transporter

Рассказ о них начну издалека. В 1905 году все ведущие морские державы, изучая опыт русско-японской войны, пришли к выводу, что “традиционные” броненосцы с небольшим количеством крупнокалиберных орудий (10-12 дюймов) и внушительной батареей артиллерии среднего калибра (6-8 дюймов) – это тупиковый путь развития. Конечно, проекты кораблей с 10-12 дальнобойными орудиями калибра 12 дюймов и более начали появляться и в 1902-1903 году, но отказ от артиллерии среднего и мелкого калибра стал “модным трендом” лишь по итогам войны.

В январе 1905 года в США утверждают проект “Мичигана”, в июне того же года в Англии обсуждается проект “Дредноута”. Вступивший в строй уже в конце 1906, “Дредноут” стал прототипом для целого класса кораблей, а его название стало нарицательным.

Естественно, все остальные броненосцы, строившиеся в расчете на “старые” морские доктрины в одночасье оказались устаревшими. Фактически, ни один из них не мог составить сколько-нибудь серьезную конкуренцию английской новинке, более чем вдвое превосходившей их по мощности крупнокалиберной артиллерии. Все ведущие державы приступили к проектированию и строительству собственных дредноутов. Удивительно, но тяжелее всего в этой гонке пришлось Англии – если до 1905 года английский флот вдвое превосходил по силе флот любой другой страны, то после него англичанам пришлось спешно строить новые и новые дредноуты, чтобы хотя бы поддерживать паритет с немецким флотом, который до этого вообще не принимался в расчет. Свои дредноуты строили Франция, Италия, и даже Австро-Венгрия. Такие “гиганты” мировой политики, как Бразилия, заказывали постройку дредноутов в других странах. Россия тоже не осталась в стороне. Ни достраивавшаяся “Слава”, ни “новейшие” броненосцы серии “Андрей Первозванный” уже не удовлетворяли современным требованиям, и в 1907 году был объявлен конкурс на лучший проект дредноута для Балтийского флота, в котором победил проект Балтийского завода, разработанный Иваном Бубновым.

Линкоры типа Севастополь (сверху) и Императрица Мария (снизу)

Линкоры типа Севастополь (сверху) и Императрица Мария (снизу)

Было построено четыре корабля: “Севастополь”, “Гангут”, “Петропавловск” и “Полтава”. Все они были заложены в один день 15 июня 1909 года и вступилли в строй в конце 1914 года. Одновременно с постройкой дредноутов на Балтике, был разработан и проект для Черноморского флота. Серия включала три корабля: “Императрица Мария”, “Екатерина II” и “Александр III”.

Если балтийские дредноуты за всю войну не сделали ни единого выстрела, а с немецкими дредноутами сражались старые броненосцы, типа “Цесаревича” и “Славы”, то их черноморские собратья, едва вступив в строй в 1915 году, сразу начали активно использоваться. Правда, единственным серьезным боем была встреча “Императрицы Марии” и немецкого линейного крейсера “Гебен”.

Судьба всех черноморских дредноутов оказалась несчастливой. “Императрица Мария” затонула в 1916 году из-за взрыва и последовавшего за ним пожара, “Екатерина II”, переименованная в 1917 году в “Свободную Россию”, была затоплена по приказу Ленина в Новороссийске. Третий линкор этой серии, “Император Александр III”, вступивший в строй в 1917 году уже под названием “Воля”, остался в Севастополе, где “пошел по рукам”, оказываясь в составе украинского, английского, немецкого, и, наконец, врангелевского флота. Вновь переименованный в “Генерал Алексеев”, линкор в 1920 году ушел с остатками Черноморского флота в Бизерту.

В 1917 году, кроме того, была начата постройка еще нескольких линкоров, которые на момент революции находились в разной степени готовности. К ним были заказаны орудия, а готовность по корпусу составляла до 70%.

Советское правительство, получив четыре линкора на Балтике, оказалось неспособно поддерживать их в боеготовом состоянии, а достраивать новые – тем более. Корпуса линкоров “Демократия” (до 1917 года – “Николай I”) и “Измаил” планировали закончить вплоть до 1927 года, а “Бородино”, “Кинбурн” и “Наварин” были проданы на слом в Германию в 1922 году.

В середине 20-х начался ремонт и модернизация балтийских линкоров. Был частично разобран и разоружен пострадавший от пожара “Фрунзе” (бывшая “Полтава”), а “Марат” (”Петропавловск”), “Октябрьская революция” (”Гангут”) и “Парижская коммуна” (”Севастополь”) серьезно модернизированы. Кроме того, в СССР имелось большое количество предназначенных для недостроенных линкоров орудийных стволов, в добавок к которым водолазы ЭПРОН (Экспедиция подводных работ особого назначения) подняли уцелевшие орудия “Императрицы Марии” и “Екатерины Второй”.

В 1927 году был предложен проект железнодорожной установки, вооруженной 14-дюймовым орудием (для серии “Измаил”). Предполагалось, что такие установки смогут вести огонь по линкорам противника, если те войдут в Финский залив. Установка получила название ТМ-1-14 (1 – порядковый номер, 14 – калибр орудия). Затем были спроектированы установки ТМ-2-12 с двенадцатидюймовыми орудиями от линкоров типа “Андрей Первозванный” и ТМ-3-12 с орудиями, предназначавшимися для черноморских линкоров. Эти установки применялись в основном на Балтике, но часть транспортеров перебросили на Дальний Восток. Кроме того, планировалось устройство позиций для них под Одессой.

Батарея №9, вооруженная установками ТМ-3-12, приняла участие в советско-финской войне. После завершения боевых действий батарея была переведена на полуостров Ханко. После начала Великой Отечественной войны и последующнй эвакуации советских частей из Ханко было решено уничтожить эти установки. Стволы были взорваны, а транспортеры выведены из строя.

Тем не менее, трудолюбивым финнам удалось восстановить батарею. Транспортеры отремонтировали, а орудия купили еще в 1939 году у правительства Франции. В 1936 году ушедший в составе белого флота линкор “Генерал Алексеев” был разобран в Бизерте на металл, но орудия французы сохранили. Финнам досталось 8 орудий из 12. Пароход с оставшимися четырьмя был задержан в норвежском Бергене после немецкой оккупации Норвегии. Несмотря на “союзнические обязательства”, немцы конфисковали груз, и использовали орудия при создании “Атлантического вала”, вооружив ими батарею на острове Гернси. Летом 1944 года эта батарея добилась попадания в американский крейсер. Кстати, есть мнение, что сюжет книги и фильма “Пушки острова Наварон” частично основан на действиях этой батареи.

Отремонтированные финнами транспортеры после заключения в 1944 году перемирия с Финляндией были возвращены в СССР и включены в состав морской бригады железнодорожной артиллерии. Эти установки состояли на вооружение ВМФ довольно длительное время. В 1984 году на вооружении флота еще находились два ТМ-3-12, не считая “музейного”, установленного на форте “Красная горка”. Не так давно эта установка была перевезена в Москву и установлена на Поклонной горе.

Про военно-морские стратегии

Иногда поигрываю в Distant Guns – “крутую” морскую стратегию, посвященную Русско-японской войне. Пришла в голову такая вот мысль. Ели в игре можно осуществлять сколь угодно сложные тактические комбинации, командуя каждым кораблем в отдельность или любыми их соединениями, проводя любые маневры – вплоть до поворота “все вдруг” в любой удобный момент, то реальная ситуация с управлением эскадрой куда сложнее.

Например, адмирал Рожественский не мог отдать приказ четырем новейшим броненосцам, выделенным в отдельный отряд, “быстро двигаться в сторону японцев, максимально сокращая дистанцию”. В материалах следственой комиссии, например, утверждается, что странные маневры в голове колонны – результат неправильно понятого сигнала о перестроении в строй фронта. О каких сложных действиях эскадры или о действиях нескольких отрядов можно говорить, когда даже перед боем сигналы командующего читаются с трудом, не говоря уже о той ситуации, когда корабли находятся под обстрелом, сигнальные фалы сбиты, а флаги вывешиваются на… ограждении рубки? Но почему-то разработчики якобы серьезных “варгеймов” как-то не задумываются о том, что командир эскадры может осуществлять руководство в бою в очень ограниченном “масштабе”, а действия каждого корабля предписываются составленным перед боем планом, наподобие “двигаться кильватерной колонной, по выходу из строя флагмана ее возглавляет следующий мателот”.

Мою жежешечку читает как минимум один геймдизайнер, поэтому не побоюсь задать вопрос: как в “военно-морской” стратегии, посвященной, к примеру Цусиме или какой-нибудь там Трафальгарской битве, реализовать такое “ограничение” возможностей управления эскадрой, как для AI, так и для игрока? Учитывать “особо удачные” попадания двенадцатидюймовых снарядов, превращающих все находящееся на мостике в осколки и ошметья, можно не учитывать.

Про английских военно-морских атташе

По требованию куратора пост с большим количеством английских букв без ката удален.

Ждите пост с фотографиями и без ката в качестве… хм… “компенсации”.

[злорадно хихикает]

Военно-морское

Обсуждали нюансы русской программы кораблестроения в конце XIX-начале XX века. Как известно, при Александре III Россия начала строить довольно внушительный военно-морской флот, рассчитанный одновременно на крейсерскую войну на коммуникациях противника (в качестве которого рассматривалась Англия) и действия вблизи собственных баз.

Первая задача должна была реализовываться быстроходными крейсерами с большой дальностью плавания (”Аврора”, “Варяг”, “Баян” и аналогичные) и “вспомогательными крейсерами” – вооруженными коммерческими пароходами, в мирное время принадлежавшими Добровольному флоту. Для обороны баз строились броненосцы, не обладавшие большим запасом хода, но имевшие крупнокалиберную артиллерию и мощную броню (например, “Полтава”, “Цесаревич” и его доработанный вариант – серия типа “Бородино”). Между прочим, есть мнение, что погибшие в дневном бою при Цусиме новейшие броненосцы “Бородино”, “Князь Суворов” и “Император Александр III” перевернулись не из-за полученных повреждений, а из-за бесконтрольного попадания воды внутрь корпуса при тушении пожаров. Во всяком случае, свидетельств очевидцев о пробитии броневого пояса на этих кораблях нет. На однотипном с ними “Орле”, где перед боем были приняты меры по предотвращению пожаров, повреждения были хоть и тяжелыми, но не критическими.

Также строились броненосцы “промежуточного” класса, с меньшей, чем у предназначенных для линейного боя кораблей, защитой и большей скоростью. При этом вооружение у них было аналогично вооружению броненосцев. Речь идет о серии “Победа”, “Пересвет” и “Ослябя”. Скорость позволяла им уйти от любого броненосца, а артиллерийское вооружение – утопить любой крейсер. Они должны были действовать в составе крейсерских эскадр, поддерживая крейсера своей мощной артиллерией.

"Суворов", "Ослябя" и "Варяг" в одном масштабе

"Суворов", "Ослябя" и "Варяг" в одном масштабе

Английские военные атташе, в изобилии присутствовавшие на японском флоте, почти всегда отзывались об этих броненосцах, как об “огромных” и “неуклюжих”. Замечу, что уже через несколько лет Англия приступила к строительству нового броненосного флота, состоявшего из дредноутов и “линейных крейсеров”. Если дредноуты были дальнейшим развитием идеи броненосцев, с вооружением, состоявшим практически только из крупнокалиберных орудий (6- и 8-дюймовки на броненосцах оказались практически бесполезны – они не пробивали броню, да и не могли полноценно использоваться на возросших дистанциях боя), то “линейные крейсера” представляли собой практически те же дредноуты, но с облегченной броней и увеличенной скоростью. Интересно, кто-нибудь осмелился назвать английские линейные крейсера “неуклюжими”, и можно ли отнести “Ослябю” к линейным крейсерам?

UPD Спасибо [info]babs_71 за подсказку правильного определения “крейсера-дредноута” – не “тяжелый”, а линейный крейсер.

Далеко не последний герой труда

Думаю, многие видели серию “производственных баек” от DI HALT под названием “Последний герой труда”. Кто не видел – срочно читать!

А вот, например, подобные же байки из 1905 года, с достройки броненосца “Орел”:

Главные затруднения для плавающего состава при пользовании услугами своих русских портов заключаются в мелочном формализме всей хозяйственной и материальной части обеспечения флота. Бюрократическая канитель по вопросам исправления дефектов и повреждений, по ремонту и снабжению кораблей тянется бесконечно долго, и, естественно, каждый командир, механик и судовой специалист предпочитает справляться со всеми работами имеющимися судовыми средствами.

Эти «бытовые» условия воспитали дух хозяйственной предусмотрительности русских моряков. Еще при постройке каждый судовой специалист старается заполучить от завода или поставщика как можно более всякого сверхкомплектного снабжения, запасных частей и добавочных устройств.

Старший офицер при возможности не упустит случая «угнать» из порта лишнюю бухту троса или смычку цепи, несколько десятков леерных и тентовых стоек, запасную крышку на люк или какой-нибудь ручной насос, за что, наверное, получит похвалу от командира. Больше всего склонны запасаться «про черный день» наши механики.

Этот воспитанный поколениями моряков хозяйственный психоз запасаться «на всякий случай» далее распространяется на боцманов, унтер-офицеров и всю команду. Трюмные, комендоры, машинисты, кочегары, минеры — все заводят собственные сундучки с инструментом, болтами, шайбами и всякими обрезками материала, собранного еще во время постройки корабля.

В результате этой страсти к образованию не предусмотренных нормами снабжения запасов на корабль попадает весьма значительное количество грузов сверх проектных предположений, что вредно отражается на остойчивости и осадке корабля.

По моим подсчетам, на «Орел» уже попало таких «нелегальных» грузов около 250 тонн помимо допущенных добавлений к проекту «по обстоятельствам военного времени» на основании решений разных инстанций. Между тем всякая перегрузка корабля ухудшает его боевые качества.

Правда, строители пробуют бороться против этой мании накапливать чрезмерные запасы, но судовые офицеры и плавающий состав обыкновенно отвечают, что не стоит возражать против таких ничтожных добавочных весов, как одна-две тонны, для корабля в 14 000 тонн. Но так как этот довод приводится десятки раз каждым специалистом в отдельности, то в результате на корабль попадает не одна сотня тонн.

Все это взято из книги В. П. Костенко “На «Орле» в Цусиме”. Удивительно, но невероятно увлекательные мемуары корабельного инженера Костенко были изданы издательством “Гангут” тиражом всего лишь 500 (пятьсот, я не ошибся в количестве нулей) экземпляров – а это первое их переиздание после 1955 года.

Зато грызуны и прочие широкозады издаются чуть ли не “многомиллионными тиражами”, да.

Про web-статистику

Читаю книжку Н. В. Манвелова “Жизнь и смерть на корабле Российского Императорского флота”.

На фоне прочей интересной информации обратил внимание на главу про несение вахт. На корабле сутки делились на шесть четырехчасовых промежутков. А обратил внимание я на это потому, что на хостинге, которым я пользуюсь, статистика посещений обновляется каждые четыре часа – в 0, 4, 8, 12, 16 и 20 часов. Как ни странно, моменты обновлений статистики совпадают с временем смены вахт.

Все это навело меня на мысль о том, что серверная статистика (например, awstats) устроена не совсем верно с точки зрения информативности. Например, мне не особо интересно узнавать шесть раз в день, как росла посещаемость за последние три месяца – это совершенно второстепенно, а вот узнать о событиях, произошедших “во время вахты” – совсем другое дело. Мне совершенно не хочется просматривать список рефереров, по которым переходили на мой сайт в течение месяца – достаточно показывать ссылки, по которым переходили в последнее время, и выделять среди них новые. Возвращаясь к морской теме, не надо пересказывать весь судовой журнал – достаточно лишь рапорта о произошедшем во время последней вахты, то есть – с момента предыдущего просмотра статистики.

Покемоны – собери их всех!

Если кто-то думает, что вкладыши “Собери их всех!” к жевательной резинке, шоколаду и конфетам – это изобретение 90-х годов XX века, то он глубоко заблуждается. Например, во Франции вместе с плитками Chocolat D’Aiguebelle клали небольшие – 10 на 7 сантиметров – цветные открытки. Например, в 1905 году “по результатам” Русско-японской войны была выпущена серия открыток с русскими и японскими военачальниками. Такие вот “покемоны” того времени. На этой открытке изображен покемон адмирал Рожественский (которого французы превратили в Роджественского), командующий эскадрой броненосцев неизвестной конструкции.

Картинка кликабельна

Картинка кликабельна

Корабли изображены более чем условно, “флагман адмирала” больше всего похож на какой-то старый крейсер, а не на новейший броненосец “Князь Суворов”, да и нарисованный адмирал похож на самого себя не больше, чем Хабенский на Колчака.

На обороте, как и полагается, краткий текст про покемона адмирала.

Обозвать Балтийский флот “флотом Северного моря” – flotte de la Mer du Nord – тоже надо постараться.

UPD Для тех, кто не знает французского – перевод надписи на обороте:

Чтобы взять реванш за поражение Тихоокеанского флота и вернуть господство на море, Царь доверил Адмиралу Рожественскому трудную миссию – довести “флот Северного моря” до Японии. Эта рискованная затея не остановила отважного главу этой новой армады. Он чудесным образом совершил поход, вызвав тем самым удивление всего мира. Пренебрегая опасностью, Рожественский решил встретиться в открытом бою с японским флотом. Адмирал Того ждал его в Корейском море с флотом, во много раз превосходящим флот Рожественского, и нанес ему сокрушительное поражение. Адмирал Рожественский был тяжело ранен и захвачен в плен.

Drunken Sailor

Английская морская песня.

АдмиралЪ на “Шнелльботе”

Наверное, разработчики “Морского охотника” сильно просчитались с определением времени действия игры. Наверное, более актуальным было бы получение лицензии на бренд “АдмиралЪ” с последующим выпуском игры про Колчака, который в перерывах между командованием эскадрой выходит в море на одиночном миноносце, чтобы пострелять из пушки. Между прочим, немецкие “Шнелльботы” по основным параметрам очень похожи на миноносцы начала XX века.

Игровой процесс можно было бы разбавить мини-играми, например, симулятором танцев наподобие “обучалки” из Mortal Kombat (думаю, все помнят этот “самоучитель по кнопкодавству”), или мини-шутером “убеги от революционных матросов”, или даже виртуальным тиром “расстреляй членов Учредительного собрания”.

Думаю, вышло бы неплохо.

Морской охотник

Буквально неделю назад вышел очередной проект российского игрового “долгостроя” – анонсированный еще в 2004 году “Морской охотник”. Интернет уже наводнен воплями любителей заполучить свежевышедшую игру на халяву в духе “нас обманули, образ двухгигабайтной игры весит семь гектар!!!”. Естественно, 5 Гб разницы – это не мифический “старфорс”, а информация о “топологии” диска, которая используется оным старфорсом для того, чтобы отличить пиратский диск от лицензионного. Зато плач по пяти гигабайтам легко выявляет пользователей “пиратки”.

В отличие от опущенцев, неспособных скачать несколько лишних гигабайт, я напишу о реальных достоинствах и недостатках “Морского охотника”. Поиграв в него где-то час-полтора, я составил некоторое представление о том, что же это за игра.

Жанр морского симулятора, к сожалению, довольно мало представлен на игровом рынке. Вообще, военно-морская тематика (для определенности, будем говорить про XX век) имеет свою специфику, и представить ее в “играбельном” виде – довольно непростая задача. Думаю, большинству геймеров будут совершенно “параллельны” такие игры, как Distant Guns: Russo-Japanese War at Sea, где игровой процесс сводится к тому, как малюсенькие кораблики (да, игровое поле приходится наблюдать с высоты нескольких километров, чтобы иметь хоть какое-то представление о происходящем) стреляют друг в друга, а потом почему-то из-за невидимых издалека пробоин и пожаров переворачиваются и тонут. Подобным грешит подавляющее большинство более-менее серьезных морских стратегий. Если же поместить игрока, например, на дредноут в Ютландском сражении, то возможностей проявить инициативу и героизм будет катастрофически мало – стрельба главным калибром за горизонт по невидимому противнику чертовски скучна. По-видимому, единственным “военно-морским” жанром с какими-то коммерческими перспективами является симулятор чего-то небольшого – эсминца, торпедного катера или подлодки. Если эсминцы и подлодки представлены достаточно богато, то о существовании “москитного флота” разработчики долго не догадывались. Кстати, маломерные суда достаточно бедно представлены в виртуальном пространстве – разве что в “тренажерах” наподобие Motorboat Simulator. В принципе, симуляция торпедного катера – это определенная находка разработчиков. Ничего подобного раньше не было.

Игра получилась довольно зрелищной. Скорость катера в 30 узлов в сочетании с дистанцией торпедного выстрела в несколько кабельтовых позволяют во всей красе разглядеть красивые модели кораблей с экипажем на своих местах, катера прорисованы довольно подробно, “эффекты” типа тумана, дымовых завес и снега очень хороши. Поверхность воды выглядит замечательно.

Экипаж катера более-менее “живой”, стрелки у орудий отличаются наличием или отсутствием бороды и усов, вертят головами, анимация довольно неплохая.

Процесс игры можно назвать даже “аркадным” – катера ходят быстро, легко поворачивают, способны “проскакивать” под носом у больших кораблей. Можно занять место одного из стрелков, тогда игра превращается в подобие тира на управляемой “платформе”. Да, катером можно управлять и с места стрелка, одновременно исполняя роли пулеметчика и рулевого. При этом, что интересно, пулеметная установка будет поворачиваться так, чтобы сохранить наводку на цель. Ориентироваться же “на местности” можно по экрану “радара” в левом нижнем углу экрана. Кстати, с этим радаром связана некая нелогичность в настройках игры. Я воспринимаю наличие этого элемента интерфейса, как некоторый заменитель возможности быстро оглянуться в реальной жизни. Соответственно, включение настройки “повреждение радара” означает то, что весь экипаж катера вдруг слепнет и не может докладывать обстановку. Как мне кажется, это несколько странно.

Можно командовать довольно крупными катерами, входившими в состав немецкого флота, с экипажем почти в 30 человек. А можно – и маленькими английскими или советскими, имея в подчинении всего лишь пять-шесть матросов. Кстати, быстроходный Г-5 с 20 мм пушками ШВАК оказался очень неплох в мультиплеерном “бою с ботами” – ни одного “живого” мультиплеерного сервера обнаружить в локалке не удалось.

Можно сразу забыть об “игровом балансе” в режиме мультиплеера. В игре представлено 12 классов катеров, очень сильно различающихся по ТТХ. Например, английские Thornycroft с вооружением всего лишь из двух кормовых торпедных аппаратов не смогут составить никакой конкуренции немецким Schnellboot, больше похожим на небольшие миноносцы. Впрочем, любой более-менее приличный симулятор страдает именно от этого. “Баланс” – не более, чем выдумка разработчиков компьютерных игр.

В общем, симуляторная часть оказалась неплоха. Но есть и откровенно слабые стороны игры. Не буду упоминать о глюках с дымовыми завесами, иногда неожиданно исчезающими – это можно будет поправить с помощью патчей. Дело в другом. Экипаж катера и командиры других кораблей, мягко говоря, не блещут искуственным интеллектом. Пулеметчики далеко не всегда открывают огонь по “подставившейся” цели, командиры кораблей, потеряв свою цель, не продолжают преследовать ее, а зачем-то ложатся на обратный курс. Возможно, именно поэтому был введен “тактический режим”, напоминающий морскую стратегию средней паршивости.

Те миссии, где участвует несколько кораблей, приходится проходить в режиме “тактической карты”. Точно так же, как и в Distant Guns и многих других подобных играх, трехмерный тактический режим оказывается жутко неудобным. Тактическая карта, где приходится управлять условными обозначениями кораблей – всевозможными треугольничками – на фоне мильной сетки, превращается в основной экран. Откровенно непонятливый AI не позволяет отвлечься даже на пару минут (управляемые им корабли неспособны, например, уклониться от идущих на них издалека торпед), чтобы поуправлять идущим в атаку катером или пострелять из крупнокалиберного пулемета. Кстати, как и в “Правде о девятой роте”, крупнокалиберные пулеметы – это rulezz :) Если же хочется играть не в “тактическую стратегию”, а в симулятор, то игра превращается в нервное дерганье по маршруту “мостик катера (кнопка 4) – орудийная установка (кнопки 1 и 2) – тактическая карта (кнопка m)”.

К сожалению, в игре нет “отдельных миссий”, поэтому приходится последовательно проходить задания в нескольких кампаниях. К числу положительных сторон относится возможность проходить кампании либо за немцев, либо за союзников, причем миссии иногда имеют “зеркальный” характер – например, при игре за немцев надо уничтожить два английских катера, захвативших секретные документы с подлодки, а при игре за союзников – наоборот, уйти от двух преследующих немецких “шнелльботов”. С другой стороны, кампании состоят из не связанных друг с другом миссий, результаты прохождения предыдущих заданий не влияют ни на что. Вместе с “адмиральским” режимом на тактической карте это полностью убивает ощущение присутствия на мостике торпедного катера. Даже если катер был утоплен, всегда можно “пересесть” на другой. Экипаж катера воспринимается, как “болванчики”, ныряющие в воду и тонущие (во всяком случае, плавающих в воде матросов я не видел) в ролике “Ваш торпедный катер уничтожен”.

Даже падающий на палубу перед капитанским мостиком убитый или раненый стрелок не вызывает никаких эмоций. В той же “Правде о девятой роте” однажды столкнулся с таким моментом – в миссии с корректировкой огня артиллерии слишком поздно подал сигнал к отходу, один из пулеметчиков не успел отбежать и был накрыт осколками. Учитывая, что за этого самого пулеметчика ты играл в предыдущем эпизоде, чувствуешь себя редкой сволочью. В “Морском охотнике”, напротив, члены экипажа, даже несмотря на “индивидуальность” бород и усов, воспринимаются, как “пушечное мясо”. Более того, возможность пройти игру в режиме тактической карты позволяет изображать “камикадзе”, например, выходя одиночным катером на дистанцию один-два кабельтова в попытке утопить крейсер. Конечно, катер будет расстрелян, но успеет выпустить торпеды. Сомневаюсь, что многие командиры катеров шли в такие совершенно безрассудные атаки.

С другой стороны, неплохо смотрятся миссии, где приходится управлять одним катером. Там приходится ценить свою шкуру, в отличие от “флотоводческих” миссий.

Довольно интересен, судя по игре с ботами, режим мультиплеера. К сожалению, сохраняется определенная “туповатость” стрелков, не желающих открывать огонь даже по хорошо видимой цели. С другой стороны, возможно, что это недоработки режима с DirectX 9 – как видно по демонстрационным роликам, в DirectX 10 более реалистично выглядит туман, возможно, не позволяющий виртуальным пулеметчикам разглядеть цель. Если же AI настолько убог, возможно, было бы правильным дать нескольким игрокам возможность находиться “на одном катере” – один управляет огнем пулеметов или скорострельных пушек, другой – “рулит и жмет на газ”. В идеале можно было бы дать им возможность переговариваться с использованием микрофона и наушников.

К недостаткам мультиплеерного режима можно отнести возможность игры только в формате “катера против катеров”. Наверное, можно было бы добавить возможность Cooperative play – например, атака на управляемый компьютером конвой нескольких катеров, управляемых различными игроками.

В целом, игра производит неплохое впечатление – но исключительно на фоне того, что других симуляторов торпедных катеров на горизонте не видно. Режим “тактической карты” нельзя отнести к достоинствам, его наличие может убить все удовольствие от игры. Непонятным выглядит отсутствие режима “одиночной миссии”, без необходимости прохождения всей кампании.