Почему я не верю в «оранжевую революцию»

Читаю всякие-разные интернет-издания, пытаясь не попасть в ловушку «тщательно подобранной френдленты». В контексте московских выборов и последующей околонавальной движухи забавно сравнить, скажем, «Ленту» и «ВЗГЛЯД.РУ«. С первой все в целом понятно — «рупор либерастии» и все такое. Второе же издание можно отнести к так называемым «лоялистским», в случае с ньюсмейкером Навальным (теперь его так модно называть) пугающим перспективами оранжевой революции.

При всей своей нелюбви к политике США с одной стороны, и к Ньюсмейкеру с другой — не могу не признать, что обвинения последнего в подготовке «оранжевой революции» мне представляются излишними. Для начала — что такое «оранжевая революция»? Вряд ли где-то можно найти четкое определение этой страшилки — даже Википедия ограничивается примерами и крайне общим определением «ненасильственное свержение власти». Иногда выделяют какие-то общие черты, вспоминают «методичку» Джина Шарпа с перечислением 198 методов «ненасильственных действий» (причем совершенно не к месту — так как в ней упомянуты буквально все возможные «политические» действия!) — но для «страшилки» можно ограничиться таким определением: «оранжевая революция» — смена власти на «проамериканскую» «полузаконным» способом на волне протестов, организованных на американские деньги разнообразными «общественными организациями». С ним, конечно, можно спорить — но как замена соответствующих слов в «лоялистских» страшилках оно подходит просто замечательно.

Очень важен для понимания сути происходящего кусочек про спонсируемые американцами «общественные организации». Непосредственно перед украинской «оранжевой революцией» в стране действовало 399 международных организаций, 421 благотворительная организация с международным статусом, 179 «филиалов» зарубежных неправительственных организаций — большинство из которых были, в современной российской терминологии, «иностранными агентами». Как утверждается в статье Олега Матвейчева «Почему американцы побеждают?» (в сборнике «Уши машут ослом«), видимость «народного гнева» и «волны протестов» в ходе «оранжевой революции» создается именно разнообразными «общественными организациями», отрабатывающими всевозможные гранты, примерно так:

…американский фонд раздает гранты по 20000 долларов на проекты по «свержению авторитарного режима в Белоруссии». Можно, конечно, написать проект, взять 20000 долларов и убежать. Никто тебя искать не будет. Но большинство рассуждает иначе: Все равно рано или поздно режим будет свергнут. Кому достанутся 10 миллиардов долларов активов, которые еще не приватизированы? Кто получит все должности и всю славу? Кто стоял у истоков борьбы, кто делал оппозиционные газетки! Поэтому они берут грант 20000 долларов у американцев, но делают гораздо больше. Они стоят в пикетах, не спят по ночам, сидят в тюрьмах. Они работают за идею. Идею получить имидж «главного борца» и взять свое сполна после победы.

Именно в этом и состоит ответ на вопрос, вынесенный в заголовок статьи — вместо того, чтобы «складывать все яйца в одну корзину» и давать одному «лидеру оппозиции», скажем, 20 миллионов долларов, американцы дадут тысячу грантов по 20 тысяч — а из 1000 «грантополучателей» найдется кто-нибудь, готовый «работать за идею» — что компенсирует нечестность остальных.

Почему же среди нашей, российской «оппозиции», «шакалящей у иностранных посольств», пока не нашлось никого, одновременно готового и работать за идею, и способного «свергнуть кровавый режим»? Нет, есть множество «экологов», «правозащитников» и прочей шушеры — но никто из них не может похвастаться большими успехами. Просто имидж «главного борца» достается людям, мягко говоря, не вполне честным. Я не буду говорить, скажем, про лидеров «РПР-ПАРНАС» Бориса Немцова и Михаила Касьянова — они так запятнали себя, что плакат с изображением лидеров «ПАРНАСа» вместе с выдвинутым от этой партии кандидатом в мэры Москвы Алексеем Навальным штаб последнего вполне справедливо расценил, как «черный пиар»!

Но и сам «лидер оппозиции» немногим лучше! Наоборот, считать его кристалльно честным борцом с коррупцией очень и очень сложно. Вот вспомним его «кировский» период. Какие эпизоды оттуда стали на сегодня достаточно известны? Странная история с фирмой «Аллект» и деньгами СПС, работа в качестве «советника на общественных началах» губернатора Никиты Белых, не менее странные эпизоды с получением адвокатского статуса, фирмой в Черногории, Уржумским спиртзаводом, «Вятской лесной компанией» — в принципе, если покопаться, то списочек можно продолжить. Конечно, каждый эпизод сам по себе особо ничего не представляет — даже в случае с «делом Кировлеса». Навальный по его итогам вполне мог бы возглавить, скажем, кафедру «Лесотехнического бизнеса и менеджмента» в Лесотехнической академии :)

Важно общее «представление» о человеке, которое формирует такой «послужной список». Если бы речь шла о члене партии «Единая Россия» — то вы бы уже показывали пальцем и кричали: «Вот он, жулик и вор, держи его!» Сложно представить, что «честный» человек способен оказаться в непосредственной близости от такого количества всевозможных махинаций.

Сложно доказать, что Навальный — получатель пресловутых «американских грантов». Нет, есть не скрываемое им участие в программе Yale World Fellows — которую вполне можно считать примером «американского спонсирования» разнообразных оппозиционных (читай — проамериканских) политиков для стран «третьего мира». Естественно, что задачи этой программы — не обучение хорошего парня Лехи всяким наукам — но и больших бонусов он от нее не получил, скорее наоборот — у нас даже «демократы-яблочники» порой мыслят категориями «потенциального противника». Никаких «материальных» бонусов с этого получить нельзя, как, наверное, и со встречи с американским послом.

Впрочем, это не столь важно. Важно то, что на роль «лидеров» — то есть претендентов на все бОльшие и бОльшие «30 сребренников» выдвигаются люди, уже запятнавшие себя всякими махинациями. Думаете, они способны честно (то есть выгодно для условного «вашингтонского обкома») «отработать грант»? Я сомневаюсь, и именно это сомнение заставляет меня сомневаться и в самой возможности «оранжевой революции», организованной той «оппозицией», что мы имеем сейчас.