Архив 27 апреля 2012

Люксембург внутри России

Тут в комментах [info]golergka недоумевает, почему кто-то разделяет “онлайновую” и “оффлайновую” известность, утверждая, что

Одни и те же люди работают и потребляют информацию в онлайне и в оффлайне, откуда вообще это идиотское разделение?

Не знаю правда, какой процент населения России “работает в онлайне”, но, наверное, Михаил Ратгауз довольно реалистично сравнил его с княжеством Лихтенштейн:

(Москва – имеются в виду единомышленники автора, а не какое-то там быдло) стала чувствовать себя княжеством Лихтенштейн. В княжестве удалось даже совершить государственный переворот и скинуть веселым усилием горожан некрасивого тирана.

Напомню, что население Лихтенштейна составляет порядка 35 тысяч человек. По оценкам ГУВД, такой же порядок имеет и количество участников митингов “за честные выборы”. Но я пишу этот пост не для того, чтобы выискивать нумерологические совпадения – а как обещал Максу, чтобы “накидать ссылочек на butthurtы людей, которые 4 марта 2012 года с удивлением обнаружили, что не менее трети населения России не смотрят телеканал “Дождь” и не знают, кто такой Навальный”. В общем, первые две:

http://www.bg.ru/opinion/10392/
http://www.bg.ru/opinion/10393/

“Не менее трети” – оценка заниженная. Это просто доля избирателей, которую я определяю по произведению процентов явки и голосов за Путина – итого получаем 40 миллионов. Всего в России правом голоса обладает 100 миллионов человек – и из них не менее 40 не имеют понятия о “партии жуликов и воров”, “кооперативе “Озеро””, а также не могут сказать, кто такие Тимченко, Ковальчук и Ротенберг – и поэтому, разумеется, голосуют неправильно. А ответ один – народ, оказывается, некачественный:

http://www.politonline.ru/rssArticle/13603761.html

Очень здорово, конечно, обитать в этаком сетевом Лихтенштейне. Ну, если не Лихтенштейне с его 35 тысячами населения – то в Люксембурге с полумиллионом (и это, видимо, довольно оптимистичная оценка для политизированного Рунета). Но вот когда приходится этот Люксембург на минуточку покинуть – его обитатели предпочитают в страхе закрыть глаза и как можно быстрее вернуться из страшного, слушающего шансон и голосующего за Путина оффлайна в свой уютный онлайн, что, собственно, мы и видим по ссылкам.

А что, айпад уже поломали?

Шарясь сегодня по интернету на айпаде, наткнулся на одном сайте на сообщение “Ваш браузер устарел и не поддерживается” вместе с предложением скачать новую версию Safari.

К сожалению, на ссылку я не нажимал, так что затрудняюсь сказать, что же там было. Насколько я знаю аналогичную ситуацию с Opera Mini, под видом браузера зачастую предлагаются свежие вирусы. А как обстоят дела с устройствами на iOS, такими из себя защищенными?

Про сетевую известность

Включил сегодня зомбоящик, а там, оказывается, действующая модель президента отвечала на вопросы журналистов. Журналисты, видимо, проходят у нас исключительно отрицательный отбор, поэтому задавали вопросы повышенной дебильности. Напримкр, в одном предложили сделать известного сетевого “борца с коррупцией” главой антикоррупционного комитета. Сделал facepalm и пошел читать френдленту, в которой [info]infowatch написал сегодня же следующее:

Широко известная в отрасли личность может рассчитывать на топовые должности в крупных предприятиях, где зарплата – уже не за труд, а за статус. Плюс нетрудовые доходы, пропорциональные “высоте” такой должности. Итого можно рассчитывать на окупаемость затрат по раскрутке. Если сетевая известность приравнивается к офлайновой, авторитет человека становится вопросом пиар- и seo-технологий.