Сталинские методы против плоской иерархии

В одном высшем учебном заведении решили вместо обычных курсовых перейти на “проекты”, причем – что особо смешно – групповые. Ну вы представляете себе, что происходит, когда три-четыре студента, да к тому же с дерьмом в голове в виде сказок про flat hierarchy (”как в Silicon Valley!”), пытаются делать что-то вместе. Херня получается. По этому поводу дал одному из участников такой “проектной группы” несколько советов, как всех построить и заставить работать.

Но начну издалека, с описания “управленческой” структуры советского государства образца 30-х годов – она по-своему занимательна. Для начала, вооружившись Конституцией 1936 года, попробуем понять, кто мог бы по ней считаться главой государства. Так как власть у нас – советская, то в 30 статье провозглашалость, что высшим органом государственной власти является Верховный Совет СССР – этакий двухпалатный парламент, состоящий из Совета Союза (1 депутат на 300 тысяч человек населения) и Совета Национальностей (25 депутатов от каждой союзной республики, 11 депутатов от каждой автономной республики и так далее по убывающей). Нетрудно догадаться, что “совет” из тысячи с лишним человек полностью недееспособен – поэтому в 48-49 статье вводится Президиум Верховного Совета, состоящий из председателя, 11 его заместителей, секретаря и 24 членов; согласитесь, что 37 человек скорее смогут о чем-то договориться, нежели 1000. Исполнительная власть – Совет Народных Комиссаров – подотчетна Верховному Совету (точнее, его президиуму, так как сам совет – не постоянно действующий орган). Председатель Совета Народных Комиссаров, по нашим понятиям – глава правительства. В принципе, нормальная такая парламентская республика.

Так вот, где в этой системе место И. В. Сталина? А его там и нет; председатель президиума (иностранцы считали его “президентом”) – “всесоюзный староста” Михаил Иванович Калинин, председатель СНК – Вячеслав Михайлович Молотов. Сталин станет председателем СНК только в 1941 году, накануне войны. Но параллельно “государственной” системе управления, существовала еще и “партийная”, про которую в Конституции – буквально три строчки (из 126 статьи):

наиболее активные и сознательные граждане из рядов рабочего класса и других слоев трудящихся объединяются во Всесоюзную коммунистическую партию (большевиков), являющуюся передовым отрядом трудящихся в их борьбе за укрепление и развитие социалистического строя и представляющую руководящее ядро всех организаций трудящихся, как общественных, так и государственных

И здесь не обходится без странностей – РСДРП/РКП(б)/ВКП(б) с самого начала – партия с “внутренней демократией”, без должности “председателя партии”, но так или иначе, руководящий орган в ней образовался, хотя назывался крайне странно – вдумайтесь – “Секретариат Центрального Комитета”. С 1922 по 1934 год должность Сталина – “Генеральный секретарь”, с 1934 до 1953 года Сталин – лишь один из нескольких секретарей ЦК ВКП(б). И в 1922 году секретариат ЦК действительно занимался канцелярской и организационной работой. Думаю, “старые большевики” неоднократно потешались над тем, как горячий грузинский парень яростно изъявляет желание “порулить” секретариатом партии, то есть секретаршами и машинистками. Зря смеялись – благодаря этому уже в конце 1922 года в “Письме к съезду” Ленин пишет, что “тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть”; в том же абзаце критикуется его “чрезмерное увлечение чисто административной стороной дела”.

В чем же состояла “необъятная власть”? Плавненько “секретариат” из чисто вспомогательного, административного органа превратился в “руководящий” (хотя в конце 20-х все еще занимался организационной работой, вплоть до распределения путевок на отдых среди членов ЦК), а “генеральный секретарь” из секретаря превратился, фактически, в главу государства. Так вот, метод “генерального секретаря” прекрасно уничтожает любую “плоскую иерархию” за крайне малое время.

Что можно сделать применительно к такому вот “студенческому проекту”? Для начала – прикинуться дурачком, то бишь грузином или блондинкой. Старательно законспектировать трехчасовой треп в Zoom о судьбах проекта, выделить основные тезисы и разослать всем в качестве meeting minutes. Первый шаг сделан – особенно удачно было бы сопроводить его неким недоумением, мол, правильно ли я все понял? Остальные участники проекта решат, что вы действительно туповаты и не будут воспринимать вас всерьез.

На втором шаге – пожалуйтесь, что вот этот ежедневный/еженедельный треп отнимает массу времени и предложите заранее, перед созвоном определять обсуждаемые вопросы. Можно попытаться ввести регламент – зачитываем вопрос, каждый высказывается (не более 5 минут), формулируем решение или откладываем до следующего раза. За соблюдением регламента следите, разумеется, вы – вряд ли кто-то пожелает заниматься подобной скучной работой, а вы дурачок/грузин/блондинка, вам только это доверить и можно. Любая “бюрократия” – от “слушали … постановили” (хотя так явно палиться не надо) до похожих на веселые игры ритуалов Scrum (всякие там stand-up meeting, planning poker и так далее) вам тут на руку.

Уже к третьему-четвертому такому созвону вы будете знать о проекте больше любого другого участника, сможете формировать “повестку дня” и предъявлять другим участникам претензии за несделанную работу – то есть в бывшей плоской иерархии превратитесь в полноценного “менеджера проекта”. Как вы распорядитесь доставшейся вам необъятной властью – уже другое дело, погоны генералиссимуса вы вряд ли получите, но попробовать стоит.

6 комментариев

  1. squeezedorange пишет:

    “А чё, так можно было?!” ))

    • Мне вот чем дальше, тем больше кажется, что всякий там Agile, Scrum и так далее на 90% – это такая хитрая наебка, попытка под видом веселых и “ни к чему не обязывающих” ритуалов протащить полный учет и контроль. Flat hierarchy, кстати, тоже – это прекрасный способ спихнуть ответственность на исполнителей, оставаясь в белом.

      • squeezedorange пишет:

        У меня есть только один пример, так что выборка, считай, никакая. Но там у кодеров как раз любое дело начиналась с общей стоячей молитвы в кружке, а заканчивалось разборками напоминавшими докучливую сказку про кожух, только с использованием выражений “на хую вертел”, “сам пидорас”, “и твою мать тоже”.