Chris Judge Smith — The Climber и Orfeas

После очень мне понравившихся Curly’s Airships я решил послушать две других songstory Джаджа Смита — The Climber и Orfeas. Поделюсь своими впечатлениями о них, и начну с вышедшего раньше The Climber.

the-climber

Разумеется, определенный Смитом жанр songstory оказывается очень широким — и Curly’s Airships нельзя считать его «образцом». The Climber резко контрастирует с первой songstory во всем — сюжет там намного проще, «поющих» персонажей можно пересчитать по пальцам, вместо огромного количества исполнителей и инструментов — лишь вокал самого Смита, хор (в записи участовал норвежский хор The Fløyen Voices) и контрабас, вместо разнообразия музыкальных тем — некоторый минимализм, определяемый предыдущим пунктом. Можно рассматривать его, как попытку нащупать «границы жанра» — но контраст при первом прослушивании просто поражает, а после получаса звучания хочется спросить — и это все?

Только с второго-третьего раза начинаешь понимать всю красоту такой оригинальности. Своебразное «противостояние» хора и солиста только подчеркивает сюжет об альпинисте-одиночке, который начал предпочитать человеческое общество своим любимым итальянским Альпам лишь после того, как едва не замерз в горах. Не знаю, можно ли назвать The Climber «рок-оперой» — хотя под прог- или арт-рок можно подвести все, что угодно, но в самом подходе с хором и солистом есть что-то от древнегреческого театра. Кстати, если вы знакомы с The Fall of the House of Usher Питера Хэмилла, то можете вспомнить, что среди прочих «партий» в этой рок-опере был «хор» — The Chorus, комментировавший события. Как мне кажется, подход вполне в духе античной драмы — и на этой древнегреческой ноте я перейду к Orfeas.

orfeas

Я не случайно перевел разговор к античной драме — потому что три акта «Орфиаса» называются так же, как и три составные части греческой трагедии — гамартия, анагноризис и перипетия, а вместо «хора» в числе персонажей упоминается бард Анахронист (Anachronistes). Вместо мифа об Орфее Анахронист поет о музыканте Джордже Орфиасе — кстати, сравните написание: Orpheus — это Орфей, а Orfeas — это Орфиас. Вместо Эвридики у Орфиаса с обложки альбома в руках гитара с надписью Eurydice (которую туповатый гитараст читает, как Fury Dice, а Микаэл Абазян придумал для русского перевода «Евродикость»). Нет, это не похабные шуточки про то, что гитарасты могут вытворять со своим инструментом — это краткое изложение сюжета :) Так или иначе, прием с помещением героев древнегреческих мифов или трагедий Шекспира в наше время уже достаточно приелся и скоро за него в приличном обществе будут бить, почти как за попаданцев.

Оправдать в этом случае может лишь одно — оригинальность музыки, и тут Смит с корешами постарались. Сам Орфиас (а точнее, Джон Эллис) исполняет несколько довольно неплохих гитарных партий; в Аиде Орфиаса встречают трансом, переходящим в диско (которое неплохо звучало бы в «Дискотеке 80-х на Авторадио», ну вы поняли); а грешники в аду и поклонники Вакха весьма уважают death metal. Впрочем, сложно ожидать чего-то другого от истории «из жизни музыкантов».

Из особого «оригинальничания» можно отметить сопровождение двух обширных диалогов — интервью Орфиаса — в стиле «speech-music». В нем записана партия «вспомогательной гитары» — supplementary guitar — в Curly’s Airships, но там она «прячется» за лейтмотивами, здесь же этот стиль музыкального сопровождения становится самостоятельным. Суть его состоит в том, что партии инструментов — гитары в Airships, скрипки в Orfeas — «подбираются» к голосу так, как если бы это был отдельный инструмент со своим тембром. Наверное, это довольно сложно объяснить — но представьте себе, скажем, хор из The Climber, который может выступать и без сопровождения — после чего легче представить вокал или даже просто «непоющий» голос, как этакий специфический музыкальный инструмент, забыв о содержании текста. После этого подбирается партия другого инструмента, и результат получается довольно необычным.

Естественно, «живое» исполнение подобного произведения довольно затруднительно — но Смит, проводя различие между рок-оперой, мюзиклом и своими songstory, подчеркивает, что последние никогда не предназначались для исполнения на сцене. The Climber, правда, один раз был исполнен «вживую» — но это скорее исключение. Есть упоминания о том, что возможна постановка укороченной версии Curly’s Airships, есть разговоры о постановке The Fall of the House of Usher — но пока они остаются только словами, а сам Смит говорит о том, что будучи записанными, его songstory — это законченные исключительно музыкальные произведения. Во всяком случае, их можно рассматривать хотя бы как музыкальные эксперименты — отвлекаясь от сюжета, и даже в таком виде они оказываются довольно интересны.