Тотальный диктант в Методическом центре ДОгМ

Нет, я не ошибся в заголовке — «Методический центр ДОгМ» следует читать, как «Методический центр Департамента Образования города Москвы», а побывал я там, как известно внимательным моим читателям, из-за того, что захотел написать «Тотальный диктант«. Я давно подумывал сходить на это мероприятие, но как-то не мог набраться смелости — и только несколько упоминаний его в моей тщательно подобранной френдленте склонили меня к мнению, что это не тусовка фриков вместе с учителями русского языка и литературы, и пойти туда можно. Склонили, правда, поздновато — аж 11 апреля, когда регистрация в большинстве мест проведения уже была закрыта, и ближайшей ко мне московской точкой оказался этот самый методический центр на Чертановской улице.

Сделаю здесь отступление — на самом деле я оказался конченым лохом, доверившись автоматическому определению местоположения (предложившему мне версию сайта для Москвы). В списке городов, где проводился диктант, были и родные Люберцы — но я их не увидел, просто не посмотрел в список :(

В общем, пришлось мне ехать в Чертаново — где я умудрился заблудиться, повернув со МКАДа не на Варшавку, а в какой-то безымянный проезд, потом вновь нашел знакомые ориентиры, затем заблудился вторично, полностью отчаялся и припарковался в первом попавшемся месте на Чертановской улице — по моим прикидкам, примерно там, где находилась «капелька» на опубликованной на сайте карте. Разумеется, стояла эта «капелька» совершенно неправильно — но пятнадцати минут мне хватило, чтобы сориентироваться по яндексовской карте, понять, что «капелька» стоит на четной стороне улицы, а мне надо на нечетную, и даже разыскать этот самый ДоГМ.

В фойе происходило что-то, напоминающее «регистрацию». Страшилки на сайте про пропускную систему оказались страшилками, и даже регистрация — необязательной. Да-да, именно так — я увидел немало количество людей, утверждавших, что зарегистрировались сегодня, вот прямо только что — и, разумеется, всех их пустили, по возможности переписав паспортные данные. Похоже, что это местная инициатива — так как в 15:03 вниз прибежал еще кто-то из организаторов и велел пускать всех.

dogm

Избежав попадания в расстрельные списки, я получил бланк диктанта и убедился, что регистрация совершенно не обязательна — так как на бланке можно было указать какой угодно псевдоним (в поле для ФИО), тем более, что на мои данные там просто не хватило бы клеточек — что говорить, скажем, про Александра Васильевича Сухово-Кобылина? Организация мероприятия удивила в плохом смысле. Зачем эти многочисленные регистрации, если в списке зарегистрировавшихся ищут вручную, нередко не находят — как меня — а затем вписывают на бумажку, данные с которой — я готов поспорить — никогда не внесут «в компьютер». Но на этом я окончательно успокоился и стал разглядывать публику.

Видимо, здесь сказалась специфика места проведения — «возрастное распределение» пишущих имело два выраженных пика — было много женщин в возрасте с читающейся на лице профессией «преподаватель русского языка и литературы», и очень много школьников, которых загоняли, похоже, в добровольно-принудительном порядке. Во всяком случае, на регистрации я слышал восклицания типа «Марьванна, а вы меня как зарегистрировали?!» Школьники рассаживались в зале кучками и шушукались друг с другом. Интересно, что среди участников помоложе были и явные «неформалы» в полной боевой раскраске панка, так и девочки, на лице которых читается будущее поступление на филфак. Причин последнего явления я вообще немного не понимаю, но факт остается фактом — филфак и определенная внешность довольно сильно кореллированы :)

Примерно полчаса ушло на зачитывание приветствий, вступительный ролик с «актуальным» юмором, инструкцию по заполнению бланка, напоминание правил орфографии и пунктуации, и, наконец — «авторское прочтение» текста диктанта. После этого наш «диктатор», Учитель года Москвы-2011 Антон Молев приступил к чтению диктанта. Напуганный упоминанием в «напоминании правил» того, что буквы «и», «к», «н» и «п» — разные, и проверяющие будут считать их неразборчивое написание орфографической ошибкой, я уделял особое внимание почерку. Вообще, я ужаснулся тому, насколько неразборчиво я пишу. Последние лет пять все, что я писал ручкой на бумажке, предназначалось только для одного читателя — меня самого, так что писать разборчиво я разучился совершенно. Помнится, на втором курсе я отсканировал свои конспекты лекций по дискретной математике, и благодарные читатели говорили, что отдельные слова прочитать вроде бы невозможно — но при некотором навыке конспект оказывается вполне читаемым.

Так или иначе, но диктант я накарябал, после чего началось самое сложное — в нем было полно мест, где возникали сомнения наподобие «тире или запятая». Не помогли и комментарии при повторном чтении диктанта — вот что делать, когда «диктатор» говорит что-то типа «здесь у нас даже восклицание»? После окончания диктанта я сверился с @muratova, писавшей его в режиме «онлайн», выслушал жалобы на то, что народный артист СССР Михаил Бушнов больше «актерствовал», чем пытался прочитать текст диктанта, а трансляция с народным артистом России Андреем Макаревичем вообще толком не работала, уточнил кое-что по пунктуации и понял, что больше, чем на «тройку», мне расчитывать не стоит.

В общем, подожду результатов — их опубликуют 16 апреля.

PS И хочу заметить — меня во втором классе учили писать слово «Родина» непременно с заглавной буквы. Считаю этот вариант единственно правильным в диктанте и недоумеваю, почему в качестве «более правильного» выбрано написание со строчной буквы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *