Продолжу набрасывать

И снова на злободневную тему, непосредственно связанную с военной операцией на Украине — но для начала прочитайте материал под заголовком The Wargame Before the War: Russia Attacks Ukraine. Если коротко — то чуваки «отыграли» сценарий российской операции на Украине, при этом местами действуя куда более «жестко», чем это происходит в реальности. Скажем, стадия «shaping fires» у любителей варгеймов была куда длиннее, чем в реальности. «Shaping fires» в данном случае — это удары по военной инфраструктуре, то, что мы видели во всех тиктоках в первые дни. Помните все эти ролики с зеваками и их воплями — «Смотри, смотри, ракета, ща по вон тому складу ебанет!»?

Но на что стоит обратить особое внимание — так это на то, что сейчас воюют две армии, имеющие оружие совершенно разных поколений. Украина, по большому счету, так и осталась с вооружением позднесоветских времен, когда «рулили танковые клинья и ковровые бомбардировки». Россия, напротив, в первые же дни продемонстрировала две вещи: наличие высокоточного оружия и умение его применять — при всей массированности ракетных ударов неделю назад попадания в гражданские объекты были скорее случайными. Не знаю, применимо ли тут слово «гуманизм» — но действия ВС РФ полностью укладываются в требования Женевской конвенции — точнее, «Дополнительного протокола I» 1977 года, а точнее, статьи 57 из нее, цитирую:

те, кто планирует нападение или принимает решение о его осуществлении:

а.1) делают все практически возможное, чтобы удостовериться в том, что объекты нападения не являются ни гражданскими лицами, ни гражданскими объектами и не подлежат особой защите, а являются военными объектами в значении статьи 52, пункт 2, и что в соответствии с положениями настоящего Протокола не запрещается нападение на них;

а.2) принимают все практически возможные меры предосторожности при выборе средств и методов нападения, с тем чтобы избежать случайных потерь жизни среди гражданского населения, ранения гражданских лиц и случайного ущерба гражданским объектам и, во всяком случае, свести их к минимуму;

а.3) воздерживаются от принятия решений об осуществлении любого нападения, которое, как можно ожидать, вызовет случайные потери жизни среди гражданского населения, ранения гражданских лиц и нанесет случайный ущерб гражданским объектам, или то и другое вместе, которые были бы чрезмерными по отношению к конкретному и прямому военному преимуществу, которое предполагается получить;

Кстати, по той же причине мы не видим и штурмов городов — потому что превращать Киев или Харьков в Мосул или Фаллуджу явно никто не хочет. Последняя после «освобождения» выглядела примерно так:

Сравнивая это с действиями украинской армии на Донбассе в 2014-2015 годах, когда «нормальным» считались обстрелы городов ствольной артиллерией или даже «Градами» — в общем, получаем вполне однозначные выводы. Разумеется, связано это прежде всего с тем, что как у Украины на момент распада СССР не было современного высокоточного оружия, так и не появилось — не считать же таковым опять же древнюю советскую «Точку-У», опять же, не могу не прочитировать один чатик — «баллистическую ракету с ебейшим КВО, и в силу этого КВО — с ебейшей башкой, компенсирующей относительно низкую точность»?

А ведь современные ракеты — это весьма серьезный хайтек, от «механики» и до алгоритмов управления и математики, эту точность обеспечивающую. Это не только «баллистика», это еще и системы навигации — и инерционные, и спутниковые, и обработка этих данных — а точность у современных российских ракет такая, что в принципе ими довольно прицельно могут выстрелить по конкретному подъезду большого административного здания. Таким военным хайтеком, в принципе, обладает всего несколько стран — и Россия в их числе. Не надо выебываться на Россию, может прилететь.

Шуточки с двача обсудим завтра, а тем, кто желает подготовиться к срачу, предлагаю прочитать IEEE Software Engineering Code of Ethics, чтобы срач был предметным.