Маленький наброс про инновации

А давайте я маленько наброшу на почти что злободневную тему — как жить в условиях санкций и доллара по хз какому курсу, а в большей степени — про так называемые «инновации». Посмотрел на днях «изнутри» на некий конкурс студенческих проектов с раздачей в итоге небольших грантов — порядка миллиона рублей на проект, и стало мне от этого грустно и печально. Сразу скажу, что специфика проектов была в основном программно-аппаратной, так что немного отклонюсь в эту сторону.

Начну с простого — получение «легкодоступных» грантов вроде бывшего фонда Бортника или сколковского «минигранта» — это способ надежно загубить карьеру молодого специалиста на самом начальном ее этапе. Почему? Сумма этих грантов (у Бортника — 1 миллион рублей, у Сколково — 5) может показаться большой, но пресловутый «инновационный бизнес» на нее не построить, первый же наемный сотрудник покажет вам, с какой скоростью она уйдет на ФОТ. Какие-то «исследования и разработки» вести на эти деньги просто невозможно — но на какую-то вялотекущую и бессмысленную деятельность хватает, в компании двух-трех единомышленников можно просуществовать в режиме «на пиво хватает вроде» пару лет.

Да, «грантополучатель», по мотивам курсовой или дипломной работы которого сделан весь стартап, эти два-три года может называть себя директором инновационной компании, резидента Сколково (с юридическим адресом вроде «Сколково, Большой Бульвар 42с1, комната 1488, место в коворкинге слева у окошка») — но через два-три года грант проеден, да и хочется нормальную работу найти — и тут внезапно наступает прозрение, что никому он со своим «стартапным» опытом не нужен, как специалист он весьма слаб, да и HRы прямым текстом говорят — опыт ваш нерелевантен, вы в той фирме учредителем были, могли себе любую должность нарисовать.

Вообще, сама идея того, что «инновации» должны произрастать из студенческих работ, а затем превращаться в стартапы, глубоко порочна и создает совершенно превратное представление об интеллектуальном труде. Но куда проще поманить свежего выпускника мечтой о собственном инновационном бизнесе, а не нормальной работой в R&D-отделе крупной международной корпорации — заодно это закрывает некоторые перекосы нашего рынка труда.

Я не зря пишу слово «инновации» в кавычках — потому что большинство проектов можно назвать «инновационными» только в фантазиях их авторов. В самом деле, чем может быть «уникален» очередной «умный браслет» или «фитнесс-трекер»? Но их делают, и продолжают делать. В принципе, нет ничего плохого в том, что выпускник по специальности, связанной с разработкой электроники, способен самостоятельно разработать несложное устройство — но не надо поддерживать у него убежденность в том, что он делает нечто инновационное и прорывное.

Поскреби иного такого «инноватора» — и выяснится, что все новое и «прорывное» в его проекте сделано какой-нибудь скучной и неинтересной фирмой вроде Analog Devices или Texas Instruments, а без них он не инноватор вовсе. Видел на днях плач очередного стартапера о том, что из-за санкций он не знает, как будет покупать «передовые западные микросхемы» — но собственно, на такие заявы хочется достать бакелитовую лампу, направить свет в глаза и зверски орать что-то в духе:

— Где? Где инновации, блядь? В этой микросхемке? Кто ее делает? Maxim? TI? А твоя работа в чем? Ты героически купил у Analog Devices детальку и применил ее в строгом соответствии с даташитом? А нахуя тебе гранты давать за то, что любые китайцы делают в товарных количествах? На что деньги потрачены, сука?

Заодно вот это «незнание», как жить дальше без поставок компонентов, выдает полную, стопроцентную оторванность юного стартапера от индустрии. В этой самой индустрии , разумеется, тоже все пребывают в некоем ахуе — но кто-то уже набирает телефон «своего человека» в Шенчжене или Гонконге, а кому-то представители дистрибьютора прямым текстом говорят: «Да, вы под санкциями, но смело открывайте юрлицо в Армении или Казахстане, MILFSPEC-компоненты мы поставить, конечно, не сможем, но берите industrial, они ничуть не хуже».

Искренне надеюсь, что очищающей волной кризиса всю эту стартапную плесень наконец-то смоет, и выпускники российских вузов пойдут не заниматься хуйней в Сколково и прочих бессмысленных местах, а делать по-настоящему инновационные вещи, о которых я наброшу в следующий раз.